«Дорогами мира, дружбы и согласия...»

Печать

С 19 по 30 апреля 2010 года в честь 65-летия встречи советских и союзнических войск на реке Эльбе от храма Святого Георгия Победоносца на московской Поклонной горе и обратно «Дорогами мира, дружбы и согласия» проехала Международная молодежная автоэкспедиция. В качестве пресс-секретаря и переводчика штаба памятной акции в поездке участвовала полковник Елена СЕВАСТЬЯНОВА. Ее путевые заметки предлагаются вниманию наших читателей.

На автопоезде - дорогами Подвига

Посмотрите маршрут: «Москва - Смоленск - Минск - Хатынь - Брест - Варшава - Берлин - Торгау…» Это что, дороги мира? А почему тогда у нас венки в руках? И поминальные красные гвоздики?.. Да, конечно же, далеко не мира. Это - дороги войны. Жестокой Второй мировой… А что касается девиза, так это сделано для Европы, а то еще наш мирный автопоезд с бронепоездом перепутали бы…

Просто сегодня, спустя 65 лет, руководствуясь соображениями модной толерантности, особенно важно не забыть, какой ценой дался этот путь от Москвы до Берлина нашим дедам. Помнить самим и рассказать нашим детям. А еще лучше - показать. Нам это удалось.

Центральный штаб акции-проекта «Мы - наследники Победы!» под председательством генерала армии Виктора Ермакова и Геннадия Селезнева, при участии депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Виктора Водолацкого и Сергея Петрова, Комитета общественных связей правительства города Москвы, группы компаний «Айтакс», Международного благотворительного фонда «Защитники Невского плацдарма», Ленинградского областного отделения «Российского детского фонда», ДОСААФ России, Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство», газеты Минобороны России «Красная звезда», журналов «Воин России», «Казаки» и многих-многих других, осуществил важную патриотическую акцию - поездку Международной молодежной экспедиции под девизом «Дорогами мира, дружбы и согласия» с целью, как записано в программе мероприятия, «…посещения памятных мест, захоронений советских воинов, расположенных на территории России, Белоруссии, Польши, Германии; привития молодежи уважения и гордости за свою Родину, мужество и стойкость защитников Отечества; укрепления дружеских и партнерских связей с жителями европейских стран, сплочения молодежного движения России и стран Европы; сохранения памяти о жертвах Второй мировой войны; предотвращения фальсификации истории и пренебрежения историческими примерами; доведения до молодого поколения европейских стран миролюбивого и доброжелательного характера российского народа».

Надеюсь на снисхождение читателей, но без официоза в подобных делах не обойтись, да и ничего плохого в этом нет. Кстати, в дальнейшем изложении вы его не встретите, потому как пойдёт живое описание искренних соображений и добрых дел.

Дети и ветераны - наше всё

Экспедиция действительно получилась молодёжной и по составу, и по духу. Из 97-ми участников человек 80 - это школьники и студенты, воспитанники военно-патриотических клубов и кадетских классов, победители всевозможных патриотических и творческих конкурсов из 15 регионов России.

Для иллюстрации социального среза - более подробный пример. Государственное бюджетное оздоровительное образовательное учреждение «Лужская санаторная школа-интернат» Ленинградской области, расположенное в 140 км от Санкт-Петербурга, делегировало двоих замечательных юношей - учеников 10-го класса Ивана Козлова - лауреата Всероссийского фестиваля детского творчества «Созвездие» и Андрея Литке - победителя фестивалей детского творчества всех уровней в номинациях «танец» и «инструментальное творчество».

Ребята с гордостью говорят о том, что Луга - это город воинской славы. В годы Великой Отечественной войны там проходил Лужский рубеж, так что дети родной историей интересуются и знания приумножают. В состав делегации также вошли две воспитанницы Кингисеппского детского дома № 2 - Маша Петрова и Настя Косенкова, двое воспитанников Новоладожского центра парусного спорта из Волховского района и так далее.

Молодой дух нам обеспечивали ветераны Великой Отечественной войны, мужественно отправившиеся в двенадцатидневную автобусную поездку. Это - участники встречи на Эльбе Григорий Семенович Прокопьев и Нина Николаевна Лебедева, а также - участница обороны Ленинграда Валентина Ивановна Фомина. Вот уж, поистине, виват, старая гвардия! За всю дорогу - ни жалоб, ни стонов. Во время митингов часами стояли под солнцем, не шевелясь, держа спины прямо, по возможности, конечно. Готовились они к этой поездке и вели себя очень торжественно. Всяческие ухаживания с нашей стороны фронтовиками отвергались. Переживали мы за них очень. Возраст-то уже у всех - от 85-ти до 90 лет.

Надо сказать, что наши ветераны вызывали восхищение у всех людей, с которыми встречались. А еще - глубокое уважение и благодарность. Во всей Европе и не только. Американцы на встрече в Торгау тоже им кланялись до земли. Но самое важное, что наших фронтовиков уважает наше юношество. По результатам литературного конкурса, который мы провели во время поездки, когда дети писали о том, что им запомнилось больше всего, наглядно выяснилось, что нашу, в общем-то, далеко неискушенную в заграничных впечатлениях молодежь больше всего потрясли родные ветераны. Их закалка, их героизм. Вот она - реальная связь поколений. Впрочем, о выводах чуть позже. Пока же мы только отправляемся.

В храме Великомученика Георгия Победоносца, сооружённого в честь 50-летия Победы в Великой Отечественной войне на Поклонной горе в Москве, его настоятель отец Серафим отслужил молебен и, отметив, что мы будем на местах боев, где наши воины за Веру и Отечество жизнь свою положили, благословил на страстной путь скорби: «За мучеников убиенных сотвори вечную память…» Наш путь начался с духовного возвышения, которое мы постарались донести до могил советских солдат. С поклоном.

Затем у Центрального музея Великой Отечественной войны состоялся митинг. Позволю себе не перечислять всех выступавших и пересказывать напутствия. Дело ясное и праведное. Только оговорю следующий момент. На протяжении всего маршрута следования автопоезда мы проводили митинги везде, возлагали цветы и венки везде. Не только у центральных городских мемориалов, а, например, у памятников защитникам Можайского рубежа обороны, Зое Космодемьянской, у Кургана Славы в Минске и так далее.

Принимающей стороне для музеев передавали копии Знамени Победы, дневную норму - 125 г хлеба блокадного Ленинграда, испеченного по рецептуре 1942 года, капсулу земли с Невского пятачка и Синявинских высот, соединяли частицу Вечного огня от Кремлевской стены, которую везли с собой, с пламенем Вечного огня, горящего у памятников погибшим советским воинам, которые посещали.

Участники делегации привезли с собой большое количество газет, был сделан специальный выпуск «Красной звезды» под общим заголовком «Заветы Эльбы», переиздан номер «Красной звезды» от 10 мая 1945 года с обращением тов. И.В. Сталина, выступлением премьер-министра Великобритании У. Черчилля и заявлением президента США Г. Трумэна.

Журналы, книги, сувениры, даже была изготовлена специальная медаль «Союзники Победы». Везде выступал наш уважаемый руководитель - генерал-лейтенант Василий Иванович Гнездилов, кстати, ни разу не повторяясь, и каждый раз находя нужные проникновенные слова. А со всей нашей походной жизнью - с выгрузкой из автобусов, разворачиванием флагов, прохождением торжественным маршем (поди-ка, разверни быстренько сто человек в колонны), и вообще со всем жизнеобеспечением автопоезда успешно справлялся Сергей Владимирович Бычков - председатель правления Фонда выпускников военных учебных заведений «Заслуги. Кодекс. Память. Честь» - организатор всех наших побед.

И ещё, так уж устроен русский человек: когда ему говорят, что чего-то делать не следует, он, наверняка, изловчится и сделает всё равно. Так случилось и у нас, поскольку участников экспедиции много (представлены различные общественные объединения и движения), то было предложено кратко написать о себе, подготовить небольшое выступление и озвучить с помощью автобусного микрофона. Просьба касалась всех, кроме представителей Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство», мол, уж вас-то все знают. Но не зря же было написано всё предыдущее начало абзаца…

Начальник управления международного сотрудничества аппарата Центрального совета Вячеслав Уржунцев и председатель Белгородского отделения ВООВ «Боевое братство» Валерий Родионов первыми откликнулись на не поступавшую к ним просьбу. И спасибо им за это большое. Потому как мы-то, молодёжь, образно выражаясь, третьего срока носки, многое знаем и понимаем, а вот нашим детям надо не лениться рассказывать как можно больше. И вот как раз для них «афганцы» и написали скромно, даже не от первого лица. Приведу цитату: «Участие в международной акции ветеранов боевых действий людей, не понаслышке знающих не только тяготы военной службы, но и боль потери боевых товарищей, является закономерностью. Им, боевым братьям по Афганистану, сыновьям фронтовиков, воспитанным на боевых традициях своих отцов и дедов, досталась роль правопреемников традиций ветеранов Великой Отечественной». И ещё многое о войне, преданности, дружбе…

Вот теперь, думается, у вас сложилось полное впечатление о составе нашей делегации.

Первым российским городом, который мы посетили, был город-герой Смоленск. Внешний вид Смоленска, состояние его обветшалых домов и улиц вызвали щемящее чувство жалости и, скажем так, внутрироссийской грусти. Кстати, название города было на тот момент на слуху у всей мировой общественности: только прошло 9 дней со дня катастрофы самолёта президента Польши Качиньского. Так что даже смоленские бомжи, собирающиеся в большом количестве у Успенского собора и не только, в своих разговорах выказывали недюжинное знание техники пилотирования, спокойно оперируя терминами типа «глиссада» и «крен».

Самыми запоминающимися в Смоленске стали Аллея Героев и бюст на могиле знаменосца Победы Михаила Алексеевича Егорова. Эти святыни содержатся в надлежащем порядке. Впрочем, не зря же смоляне изобразили на своем гербе птицу Феникс. Исторический опыт свидетельствует.

Про древний город-герой это, пожалуй, все. Давайте, пока есть время, я вам лучше расскажу о нашем ветеране - Нине Николаевне Лебедевой.

«Я вас вижу всех насквозь и даже глубже»

Да, когда на вас смотрит ветеран Великой Отечественной, вся собственная жизнь пролетает перед глазами, наносное отваливается, а истинное возвращается на свои места. Такое общение просто необходимо. Происходит что-то сродни очищению.

Лебедевой она стала в замужестве. Красноармейская книжка же выписана на сержанта медицинской службы Байкову Нину Николаевну, 1924 года рождения, год призыва 1942, группа крови по Янскому 2 «А» и далее - перемещения по фронтам Второй мировой. Крайняя запись - медаль «За боевые заслуги».

Оставшись сиротой в семилетнем возрасте, Нина в 15 лет уже работала контролёром по приемке клапанов на 30-м авиационном заводе в Москве. Получив 16-го октября на 16-й талон 16 килограммов муки, отправилась вместе с заводом в эвакуацию в Куйбышев. Через месяц завод уже выпускал нужную фронту продукцию. По трое суток ночевали в цехах, достраивали корпуса.

Летом 1942-го дали отпуск на 10 дней. Официальным адресом его проведения значилась тётка в Муроме. На самом деле Нина отправилась в Кулебяковский военкомат (сомнений в названии нет, просто звучит забавно), который призвал девушку-добровольца в ряды Красной Армии. Нина Николаевна прошла полный курс молодого бойца с общей подготовкой, и через 3 месяца приехавшие «покупатели» забрали с собой уже телефонистку Байкову - в 11-й танковый корпус на Брянский фронт.

Там, через какое-то время, Нина заболела малярией, попала в госпиталь. Будущий муж - разведчик старший лейтенант Борис Лебедев - приехал на бронетранспортере навестить девушку. До свадьбы было ещё далеко - два с половиной года переписки - семья сложилась уже после войны. А пока военная судьба Нины Николаевны шла традиционным образом: ранение - госпиталь - перемещение в другую часть. Так и оказались в красноармейской книжке записи: 1-й Украинский фронт, 2-й Украинский, 4-й.

В 58-й гвардейской Краснознаменной орденов Ленина и Суворова стрелковой дивизии Нина служила с января 1945 года. В роте химзащиты - санинструктором. Насмотрелась всего. Никогда не забудет, как под Бендерами у нее на руках умер боец с развороченным животом. Плакала неделю, в том числе и от собственного бессилия.

«Да что я там могла-то», - вспоминает сержант Лебедева, - девчонка-санинструктор. Только перевязать. Мужики, знаешь, какие тяжёлые? А я маленькая, худенькая. Оттащишь его на плащ-палатке в безопасное место, окажешь первую помощь. Я даже ни одного генерала на фронте не видела, да и не по чину мне».

Когда разговор дошел до апрельских событий 1945 года в Торгау и участия Нины Николаевны во встрече советских и союзнических войск на Эльбе, военная проза жизни совсем захлестнула: «Да не видела я ни одного американца. Мы поначалу-то и не знали, что происходит. Это уж потом всё стало известно, когда в палатке встречу готовили, как сейчас говорят - колбасу нарезали…»

Не знаю, но именно эти признания вызвали во мне особое уважение. Прошло 65 лет, поди проверь, кто там чем занимался; можно было такой бравады напустить… Только не нужно этого Лебедевой, её собственных заслуг на десять других жизней хватит, без всяких приписок. И в том, что она - настоящая участница встречи на Эльбе, я думаю, никто не усомнится.

- Скажите, Нина Николаевна, вы за то воевали, как мы сейчас живём?

- Нет, конечно. Меня больше всего раздражают взятки. Я-то их никогда не даю. Но взять все не против - врачи, учителя, чиновники. Позор какой-то. Ещё очень не нравится появившаяся тенденция сталкивания лбами фронтовиков и работников тыла, эти постоянные выяснения кто, мол, заслуженнее. От себя могу сказать, я была с обеих сторон, всем было очень тяжело. Да, приходилось сутками работать в цехах, спать на станках, но это, всё же, не снегом подмываться… Чем там считаться, у меня ни детства, ни юности - только старость.

Вот может же Нина Николаевна ответить убедительно, ёмко, одной фразой. Инвалид войны, ветеран труда, мать двоих дочерей… А правнук - немец. Вот уж, поистине, пути Господни неисповедимы. Сначала это обстоятельство повергло Лебедеву в шок. Потом жизненная мудрость победила.

Кстати, удивительное дело, как на нее реагировали берлинские дети. У детей и стариков какое-то внутреннее чутьё, их не проведешь, они сразу знают, кто чего стоит. Так вот, на Бебельплац Нину сразу окружила толпа ребятишек возрастом так по 5 - 10 лет. Пытались поговорить, дотрагивались до наград. Когда мы поднимались на смотровую площадку под куполом рейхстага, маленькая немецкая девочка, как позже выяснилось, по имени Вивиан, в разговоре со своим отцом очень громко назвала Нину красавицей. Не отреагировать было невозможно: Нина подарила ей значок с символикой нашей экспедиции и, взявшись за руки, они пошли смотреть на Берлин сверху. А отец Вивиан, тем временем, успел мне рассказать, что его дед служил в вермахте и печально добавил: «Что поделаешь. Это наша история».

Синеокая Беларусь

Так называют граждане свою страну, и с ними как-то сразу соглашаешься. Внешние впечатления добрые: хорошие дороги, распаханные поля, чистота. Главный проспект Минска, города практически разрушенного в войну, был отстроен в 50-е годы прошлого века в стиле сталинского классицизма. Ощущение такое, что гуляешь по центру Москвы, но ещё той - советской.

Первая официально-торжественная встреча с братьями-славянами у нас состоялась у Монумента Славы в центре Минска. Представитель Комитета по образованию Минского горисполкома Надежда Великая, председатель Республиканского совета общественного объединения ветеранов, депутат парламентского собрания Анатолий Новиков говорили примерно об одном: нет памяти крепче, чем память народа, и спасибо за удовольствие от встречи с нами. Ветераны Великой Отечественной были представлены в основном членами «Организации жителей блокадного Ленинграда» Первомайского района белорусской столицы. Причем одна из них - Людмила Васильевна Савицкая - очень просила отметить, что все остро нуждавшиеся в жилье ветераны были таковым обеспечены. Насколько острой была их нужда, я выяснять не стала, решив оставить эту информацию положительной до конца.

Почётный караул монумента был сформирован из белорусских «комсомольцев», одетых в импровизированную военно-парадную форму и проводивших ритуал безукоризненно. Один из венков представлял собой длинную хвойную ленту, которую кто-то из наших детей в своем сочинении назвал «ёлочной». Так вот, ее возложению чуть было случайно не помешал наш генерал-лейтенант Гнездилов. Он задумчиво засмотрелся на Вечный огонь, но тут же получил четкую команду от ребяческой гвардии: «Товарищ генерал, в сторону!» Так Василием Ивановичем не командовали уже давно.

Затем мы отправились в очень милый город с белорусским названием Бяроза, по-нашему - Берёза. Вообще, с нашими языками в стране происходят интересные вещи. Народ разговаривает исключительно на русском. Но белорусский, видимо, тоже знает, а то, как иначе им понимать долгие речи президента.

Наш заезд в Берёзу был хорошо организован белорусскими «афганцами». Отдельное спасибо Владимиру Лузину, который представил себя незатейливо, назвавшись членом Общественного объединения «Белая Русь». Добрым и теплым Берёза стала благодаря уважительному отношению к нашей миссии, к памяти о войне, к истории наших народов всех жителей Берёзовщины. Испеченный каравай, девушки в национальных платьях и кокошниках, строй воспитанников военно-патриотического класса «Патриоты», детей из клуба «Наследие», кадетских классов - все свидетельствовало о том, что нас здесь ждали.

Встреча проходила в старом парке у церкви, построенной в память о погибших воинах-интернационалистах. Храм-памятник Святого Архистратига Михаила был сооружен, как сказал настоятель отец Георгий, «на деньги всякие, частично и на средства москвичей». Запомнился ответ отца Георгия при вручении ему памятной медали: «Служу православному народу!»

И ещё одна фраза врезалась мне в память на всю жизнь: «Пехотинец простого звания». Так назвал себя фронтовик Иван Семенович Панютич, 1922-го года рождения, и добавил: «Землячки, дорогие, у меня в Сибири родственники».

Переделав все дела: откушав хлеба-соли, побратавшись, обменявшись реликвиями и подарками, посетив храм; мы уже укладывали флаги и транспаранты в грузовые отсеки автобусов, когда ко мне подошла местная жительница, гулявшая в парке с коляской (надо сказать, что с деторождением в Берёзе очень хорошо - повсюду были молодые мамаши с детьми), и спросила, когда же мы, собственно, собираемся дерево сажать, а то все ждут.

Все не все, но человек десять заинтересованных все еще стояли несколько поодаль. Слегка растерявшись (про дерево ничего не знали и, следовательно, по дороге его не выкопали), пообещала разобраться с просьбой трудящихся. Пошла посмотреть - ямка выкопана, подготовленное дерево, оказывается, лежит около, рядом стоит ведро воды. Так что, вернув делегацию из автобусов, еще и озеленением позанимались, говоря официальным языком, заложили Аллею Славы.

С напором синеокой молодежи после командования нашим генералом мы столкнулись ещё не раз. На митинге в Брестской крепости организаторы - Общественная организация «Белорусский республиканский союз молодежи» (БРСМ) - устроили патриотическое действо с исполнением гимнов обоих наших государств, с упоминанием о 1418 днях и ночах войны; но от старания молодые люди часто сбивались, путали фамилии своих же выступавших. Так что, на всякий случай, приведем их в правильном варианте: Татьяна Борищик - начальник отдела по делам молодежи Брестского горисполкома и Виктор Иванов - первый секретарь горкома ОО БРСМ. Впрочем, не так уж это и важно, общее созидательное старание мы оценили.

Очень хорошо, что возлагать венки на воды реки Буг мы отправились уже самостоятельно, без звуков электронного набата и прочих спецэффектов. Жертвенность и трагизм самой крепости-героя Брест настолько велики, что порой лучше просто помолчать. К берегам Буга с нами пошли и белорусские фронтовики - члены городского комитета ветеранов Великой Отечественной войны - Лидия Ефимовна Радченко, Петр Протасович Протасюк, Анна Прокофьевна Воронова и другие.

Венки, опущенные нашими детьми на воду, сначала никак не хотели уплывать, задерживались, крутились в небольших водоворотах, но затем, все же увлеченные течением, устремились в сторону Польши. Куда, переночевав в пансионате на Белом озере в 50 километрах от Бреста, отправилась на следующий день и наша делегация.

«Ешче Польска ни згинэла…»

Обозначим очередной этап пути первой строкой Государственного гимна Республики Польша, утверждающей, что Польша еще жива. В плане родственных связей отметим, что от наших белорусских братьев мы приехали к нашим, по образному выражению Михаила Булгакова, «восточноевропейским кузенам». Варшава встретила снегом. После тепла от цветущих садов Белоруссии это был чуть ли не знак. Впрочем, в польской столице я была уже раз в пятый (с учетом предыдущей службы в Северной группе войск), и там еще ни разу без дождя не обходилось.

Бывший Дом польско-советской дружбы нынче переименован в Дом дружбы Польша - Восток. Без комментариев. Постараюсь удержать себя в рамках жанра путевых заметок. Принимающая сторона в зале Дома, хорошо, что вообще дружбы, была представлена: во-первых - нашими красноармейцами (600 тысяч поляков во время Второй мировой служили в Красной Армии); во-вторых - членами «Союза Народного войска польского»; отдельными, впоследствии переметнувшимися на нашу сторону, воинами Армии Крайовой, назовем их - в-третьих. Ну и, пожалуй, - разрозненными, не входящими в союзы личностями. Для иллюстрации: Януш Гурецки - преподаватель политологии Варшавского университета, Данэла Козажевска - учитель, библиотекарь, Здислав Стжемечны - один из инициаторов сооружения памятника польско-натовскому военнослужащему, погибшему в Афганистане, и другие.

Рядом со мной, точнее это я рядом с ней (фактуру-то надо было собирать), сидела хрупкая женщина в аккуратной косметике - Янина Дуда, - как выяснилось, наша красная партизанка, воевавшая на Западной Украине в объединении Ковпака, награжденная высшим польским военным орденом Виртути Милитари (орден Воинской доблести).

С трибуны произносились правильные речи. Президент Общества сотрудничества Польша - Восток госчиновник Тадэуш Самборски подчеркнул, что память о подвиге наших предков есть важная часть наследия, что Катынь стала кровавой раной, но последние события, как отмечается в римско-католических кругах, стали хорошей предпосылкой для развития отношений. Под событиями подразумевается, скорее всего, передача архивных дел по Катыни, но не авиа же катастрофа. Общий вывод по теме - вечная слава героям!

И вот здесь - один важный политический момент, без него не обойтись. «Союз поляков, бывших солдат Красной Армии», в правление которого входит Янина Дуда, обратился к нам с серьёзной просьбой. На мой взгляд, - с совершенно справедливой. Хотят быть признанными Российской Федерацией ветеранами Великой Отечественной войны. Сказали, что уже обращались с этим к генералу армии Владимиру Говорову как председателю Общероссийской общественной организации ветеранов войн и военной службы, но получили отказ. Так что, довожу просьбу польских товарищей со страниц издания! После войны Союз красноармейцев объединял 50 тысяч человек, сейчас осталось менее 3 тысяч. Остальные, по выражению председателя, «перешли на вечный караул». У нас по стране уже тоже идут последние шеренги фронтовиков. Так стоит ли их разобщать?

По дороге в Познань нас сопровождал Здислав Яцашек - заместитель председателя Общества дружбы Польша - Восток по познаньскому отделению. Дружбой Здислав занимается профессионально с 1976 года. Живет и работает в городе Конин. Интересно рассказывал о сотрудничестве между своим городом и Брянском; о совместных планах на проведение 29 июня - Дня партизана и «подпольника»; про разведчицу Героя Советского Союза Анну Морозову. Думаю, нашим детям это особенно запомнится.

Познань - очень красивый город. Хороша ратуша, построенная в XVII веке в стиле ренессанса и барокко. Вице-президент города Познань Славомир Хинц (замечу, что в нашей делегации был зам. мэра Переславль-Залесского, который как-то очень внимательно вслушался в название должности господина Хинца, видимо, беря на заметку) рассказал нам легенду о троих братьях - Лехе (Ляхе), Чехе и Русе. (Понятно, кто и от кого впоследствии произошел. Кстати, о двоюродных там не было ни слова.) И с уважением поклонился нашим общим ветеранам: «Это люди, которые дали нам возможность думать свободно». Эту же мысль продолжил генеральный консул Посольства Российской Федерации в Республике Польша Юрий Ткачев: «История не должна нас делить».

Затем в зале Фредерика Шопена (Chopin), отрадно, что именно в год 200-летия известного польского композитора (отец у него, правда, был французом, первый учитель - чехом; впрочем, Европа слишком мала, чтобы обращать внимание на такие мелочи), выступал наш казачий хор «Донские узоры». Профессиональный вокально-хореографический коллектив. Руководитель - Павел Николаевич Пальчиков, с ним с десяток барышень, самая старшая из которых учится на 1-м курсе вуза, остальные - школьницы, и пара юношей. Поскольку хор - очень мобильный, поющий под баян всегда и везде (в холле отеля, на улицах городов и деревень), ребята нас сильно выручали. Являясь проводником народной дипломатии, юные артисты не оставляли равнодушными никого. Здесь же, в зале Шопена, ребята смотрелись весьма необычно. Насчет древнего паркета их заранее предупредили, так что танцевальные композиции в полную мощь развернуть не удалось. Зато спели так спели! Было все - и «Вдовы России», и «Батюшка тихий Дон», и «Барыня»… И так же, как на концерте в Варшаве, мы видели слезы на глазах ветеранов Второй мировой. Слезы радости жизни. Впрочем, одну песню - «Военные люди, никто вас не любит» - хор все-таки приберег. Для Берлина.

Забвения не будет!

Будет вечная память героям и негероям тоже. Наш въезд в Берлин проходил традиционно, мимо остатков Берлинской стены, с остановкой у самой известной граффити - глубокого поцелуя генсеков Брежнева и Хоннекера. После автобусной экскурсии по городу подъехали к Трептов-парку. Мемориальное кладбище было сооружено в 1949 году. Многие тысячи советских солдат покоятся там. Прочувствовав всю значимость момента, возложили венки к памятнику Советскому воину-освободителю.

Сотрудник нашего посольства представил первого выступающего – Штефана Дёрберга - председателя Союза немцев-участников армий антигитлеровской коалиции, Движения сопротивления, объединения «Свободная Германия». В 1935 году семья политэмигрантов Дёрбергов приехала в Москву. Летом 1941-го Штефан пошел в райвоенкомат на Якиманке и был отправлен на фронт добровольцем. В составе 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова участвовал в Сталинградском сражении, освобождал Польшу, брал Берлин. Награжден государственными наградами СССР.

Среди собравшихся на площади были активисты немецких антифашистских организаций. Они раздавали агитки, приглашающие на празднование 65-летия Победы над немецким фашизмом в Трептов-парке 9-го мая. На первой странице по-немецки было написано: «Кто не празднует, тот проиграл», что в русском переводе, почему-то, называлось: «Празднуйте с нами». Жаль, что мы не смоги остаться до 9-го, ведь одним из номеров концерта значилось выступление, в хозяйском переводе, Большевистской курортной капеллы (Bolschewistische Kurkapelle Schwarz-Rot). Забавное название у коллектива. Интересно, а каков репертуар?

После приёма у вице-президента парламента Уве Леман-Браунса мы отправились к рейхстагу. И сколько бы современные немцы ни говорили, что правильное название этого здания - бундестаг, глас народный его таковым не знает. После переезда в Берлин из Бонна в 1999-м году германский, ну ладно, бундестаг посетили более 13 миллионов человек. Но наши ветераны, наверняка, стали одними из самых почётных. При этом их лица отражали достойную задумчивость, какую-то гордо-спокойную.

Понятное дело, что на сегодняшний день смотровая веранда и стеклянный купол рейхстага стали уже символами Берлина. Но, может, стоило бы выполнить международный договор, согласно которому над восстановленным куполом здания всегда должно развеваться Красное знамя. А город можно осматривать, например, с телебашни. Она, кстати, несоизмеримо выше. Непонятно, чем не понравилось телебашня? Или Знамя Победы…

Кульминацией нашей поездки, конечно же, стал город Торгау. К торжествам по поводу 65-летия встречи на Эльбе город начал готовиться заранее. Уже с 17-го апреля в замке Хартенфельс открылась выставка «Торгау 1945 - конец войны в Европе», фотовыставка «Солдаты Эльбы», шла демонстрация документального фильма «Бросок американской 69-й пехотной дивизии». Союзники-то и сейчас не дремлют…

25 апреля 2010 года в Торгау собрались тысячи приезжих людей. Для маленького городка это большое потрясение. Нашей делегации был придан представитель бургомистра Александр Бургкарт, и мне в очередной раз пришлось поработать переводчиком.

Мы возложили венки к мемориалу Советскому солдату, памятнику «Дух Эльбы», на кладбище погибших советских воинов. Бургомистру Торгау передали капсулу с посланием потомкам, которые будут жить в 2045 году, во время празднования векового юбилея Победы, с нашими пожеланиями и свидетельствами ветеранов.

Самым значимым моментом праздника стал рассказ Григория Семёновича Прокопьева о событиях апреля 1945-го, причем, именно на том месте, где они происходили. Ныне доктор экономических наук, профессор, тогда он был старшим лейтенантом, командиром сапёрной роты 58-й гвардейской стрелковой дивизии.

Первая встреча советских и американских войск состоялась 25 апреля 1945 года близ Торгау. От нас было четверо представителей во главе со старшим лейтенантом Александром Сильвашко (к сожалению, он не дожил до 65-летия встречи, но на празднике присутствовали его дочери). От американцев тоже было четверо, старший - первый лейтенант (равен нашему старлею) Уильям Робертсон. Встретились на полуразрушенном мосту через Эльбу, сели в виллис и укатили в замок. А вот уже 26-го и сам Григорий Семёнович, и другие воины 58-й дивизии обменивались рукопожатиями, обнимались с американцами. Дети наши слушали эти воспоминания, не дыша.

Кстати, интересные речи произносились международными делегациями. Сами немцы слова типа «советские» и «Красная Армия» не употребили ни разу. Американцы называли, признавали, но почему-то настаивали на том, что настоящая победа свободы и демократии в Европе началась на Эльбе, хотя, на наш взгляд, это случилось еще в Брестской крепости, под Москвой, в Ленинграде, Сталинграде, на Прохоровском поле...

Надо сказать, что наше присутствие, всё же, сдерживало американцев от присвоения себе всех заслуг. И, вообще, праздник в Торгау мы собой украсили, за что нас официально поблагодарил Александр Бургкарт. Кадеты Бердского казачьего кадетского корпуса в красивой синей форме общались с местным населением на двух языках - немецком и английском. Не зря они были отмечены Президентом Российской Федерации как лучший казачий кадетский корпус. Немцы отхлопали ладоши во время выступления «Донских узоров», подпевали заслуженной артистке России Галине Рылеевой, исполнявшей «Катюшу». Всем-всем нашим артистам - Темботу Битову, Марии Рылеевой, Егору Бородинову, Олесе Михайленко и другим - огромное спасибо.

А главная благодарность - организаторам и спонсорам этой поездки. Любое предпринимательство (бизнес) в основе своей должно быть патриотичным. А идеологию успешности лучше закладывать на основе традиционных духовных ценностей, причем - с младых ногтей. Хорошо, что есть люди, которые это понимают.

Вот такими были наши дороги мира, дружбы и согласия. Памятными. Военными.

Елена СЕВАСТЬЯНОВА,
кандидат исторических наук.
 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека