Приговорённый к земле

Печать

Один из читателей в письме упрекнул редакцию: по его мнению, в публикациях мы часто ставим в общий ряд упоминание о казаках и охранной деятельности, словно эти два понятия неразрывно связаны. «Поводов для гордости здесь нет: количество российских охранников и без того сопоставимо по численности с регулярной армией, - заметил он, - хотя в стране есть немало других занятий, в которых казаки могли бы преуспеть».

«Вербовать» казаков в ряды всевозможных ЧОПов журнал никогда не стремился. Просто от очевидного не уйти: служба в охране, совмещаемая с членством в казачьих организациях, для многих людей является порой единственной возможностью прокормить семью. Но в последние годы усилиями самих казаков устоявшееся представление о них, как о «вечных» сторожах чужого имущества и гарантах чьей-либо безопасности стало разрушаться. Одним из мест, где этот негативный стереотип сломан уже давно, является хуторское казачье общество (ХКО) «Казачий», что в посёлке Караванный Оренбургского района Оренбургской области.

dscn6672-1Несмотря на название, собственно казачья история хутора «Казачий» не уходит в глубины веков, в отличии, например, от села Черноречье этого же района. Местные казаки собрались на свой первый за многие годы круг в 1990 году, а в 1992-м надел форму с голубыми лампасами и атаман общества войсковой старшина Михаил Голодников.

Он начинал трудовой путь деревенским подпаском. После училища механизаторов и службы в армии остался на родине. Являлся бригадиром комсомольско-молодёжной тракторной бригады, выучившись, стал сельским инженером.

«Весь мой род из крестьян, - поясняет атаман Голодников. - Помню, бабушка прятала в сундуке иконы, там же лежали старинные казачьи фотографии. В детстве я смотрел на них и, наверное, с генами всё это передалось. Поэтому оставшиеся годы своей жизни я решил посвятить служению православию и казачеству».

«Когда началась демократия, развал народного хозяйства, пошло «брожение» умов, - рассуждает Михаил Голодников, - то обуздать народ можно было только одним способом - одев его в казачью форму. Форма приводит в порядок мысли человека, дисциплинирует его, а, написав заявление о вступлении в ряды казаков, приняв присягу, человек словно бы принимает сам перед собой некие обязательства».

В 2000-м году на встрече с главой района Иваном Павлычевым Михаил Голодников решил, что на базе крестьянско-фермерского хозяйства посёлка Караванный следует организовать хуторское казачье общество. Вскоре провели казачий круг, на котором Михаила Петровича избрали атаманом. На основании представления Законодательного Собрания Оренбургской области Постановлением Правительства РФ от 19 ноября 2007 г. поселению было присвоено наименование «Казачий».

Общество входит в состав Оренбургского казачьего войска. Войсковой старшина Михаил Голодников - один из его лидеров.

До того, как Михаил Голодников взял землю под крестьянское фермерское хозяйство, на этом участке Оренбургского района простиралось пустынное поле. За прошедшие годы хутор преобразился: возведены животноводческие помещения, жильё, склады, помещения для полеводческой бригады в степи.dscn6709-1

В самые первые годы становления казачьего хозяйства отдельные не чистые на руку жители близлежащих населенных пунктов пытались красть с казачьих полей всё, что «плохо лежало» и «не там паслось». Казакам приходилось охранять свои владения и всячески отваживать от них воришек. Какие именно методы применяли хуторяне, отстаивая коллективную собственность, Михаил Петрович согласился рассказать при выключенном диктофоне. С его слов сразу стало понятно, что, мягко выражаясь, нагайка у современных казаков - не только символ атаманской власти и атрибут формы…

В наши дни казаки по-прежнему охраняют свои поля, так что в хозяйстве нет ни воровства, ни хищений.

А охранять есть что: две с половиной тысячи гектаров полей обрабатывают хуторские казаки, пятьдесят гектаров при этом составляют орошаемые угодья, есть кормовые луга.

«Этот год засушливый, - сетует Михаил Петрович, - и мы испытываем трудности, но, тем не менее, накосили сена, собрали всю озимую пшеницу, вывозим солому, готовим поля к следующему году. Зерна тоже нет - всё сгорело, будут страшные убытки, но вроде бы по линии губернатора области и по линии Правительства России фермерам обещают какие-то дотации…».

Когда готовился материал, информационное агентство «РИА Новости» со ссылкой на пресс-службу Министерства сельского хозяйства РФ обнародовало данные об ущербе от гибели урожая в 18 регионах России, которые значительно пострадали от засухи. Ущерб составляет 37,1 миллиарда рублей по оценке самих регионов и 26,1 миллиарда рублей по данным Минсельхоза.
Больше всего от засухи пострадал Татарстан - его убытки оцениваются в 6,2 миллиарда рублей. Больше трех миллиардов рублей потеряли Оренбургская область и Башкирия, больше двух - Саратовская область.

Кроме зерновых угодий, на хуторе 500 голов скота: 100 голов бычков на откорм, 200 голов телят, 200 голов маток (дойных коров), есть ещё свиньи, лошади, пасека…

В рыбном хозяйстве с замкнутым циклом разведения рыбы выращивается товарный карп, сазан, толстолобик, мальки на продажу. Рыба приносит хутору примерно 2 миллиона рублей прибыли в год.

dscn6714-1«В нашем хозяйстве, - рассказывает Михаил Голодников, - примерно 70 единиц техники, начиная от зерноуборочных комбайнов, и заканчивая мини-тракторами. Есть трактора МТЗ - 82, ЛТЗ - 80, К -744, которые дают большую выработку.

Сельхозмашины стараемся подбирать для себя современные - такие, которые за один прогон и пашут, и сеют, и культивируют, и вносят удобрения… Одна такая машина заменяет собой несколько, что выгодно с точки сбережения материальных ресурсов и времени.

Всю технику приобрели в лизинг. В настоящее время мы должны 12 миллионов рублей лизинговой компании, но постепенно продаем свою продукцию и рассчитываемся с ней.

Крестьянский труд нелёгок: надо рано вставать - поздно ложиться… Дай Бог, чтобы государство понимало и ценило этот труд. Пока что он не ценится. На нашу продукцию (молоко, мясо, зерно, рыбу, мед) даже нет справедливой закупочной цены.

Например, прямо к нам, на хутор приезжают перекупщики и покупают у нас мясо. Но если мы сдаем его по низкой цене - 60 рублей за килограмм, то продают они мясо на базаре по… 200-250 рублей за килограмм! Обычная буханка хлеба весом 500-600 граммов в продаже стоит 12-15 рублей, а мы сдаем тонну пшеницы за 3000 рублей…

Противостоять алчным посредникам сложно, потому что у них везде круговая порука - перекупщики только и ищут возможность, как нас «нагреть» и идут на всё, чтобы не дать нам самим продавать плоды своего труда. Даже если мы доберёмся до базара, то торговать нам всё равно не дадут - можно не сомневаться.

Несколько лет мы просили бывшего губернатора Оренбургской области выделить землю в Оренбурге именно под казачий рынок, где казаки могли бы реализовывать свою сельскохозяйственную продукцию. Пока этого нет…

Низкие закупочные цены позволяют только более или менее успешно сводить концы с концами, не мечтая о баснословных прибылях. По этой причине мы не можем оказать Караванной школе более серьёзную финансовую помощь, например, с ремонтом. Когда я только начинал в ней учиться, она еще выглядела опрятно, а сейчас… За 40 лет в ней ни разу не было капитального ремонта!»

Несмотря на финансовые трудности, которые некоторые могли бы использовать как формальный повод для отказа выделить деньги на благие цели, казаки под руководством атамана Михаила Голодникова активно сотрудничают с Караванной средней школой, помогают педагогам в воспитании молодых казаков-кадет.

За счет средств хутора шьётся форма для юных казачков. В школе организован духовой оркестр (все инструменты для ребят приобрел Михаил Петрович), дети с удовольствием занимаются музыкой и выступают на всех праздниках и общевойсковых сборах. Это единственный казачий духовой оркестр в Оренбургском казачьем войске, его руководитель - подъесаул А. Черников.

В свою очередь, кадеты из Караванной средней школы охраняют хуторские пруды, кормят рыбу в них, работают на комбайнах штурвальными (помощниками комбайнёров), пасут овец, помогают готовить пищу, работают на току (просеивают зерно).

«Те ребята, которые в летний период помогают взрослым трудиться на хуторе, - говорит Михаил Петрович, - на школьной «линейке» 1 сентября прилюдно получают от членов правления хуторского казачьего общества премиальные деньги в конвертах. Дети ждут этого момента с нетерпением, чтобы принять заслуженное поощрение за свой труд, для них это ещё и повод для гордости перед одноклассниками. Мы рады, что в районе сейчас почти 1000 кадетов, они - наше будущее, и когда приходишь и смотришь на них, то душа замирает…».

Михаил Петрович прерывает разговор, тянется к телефонной трубке, набирает номер. Пока он ожидает ответа, сидя в кожаном кресле за офисным столом, то на несколько мгновений становится похожим на преуспевающего руководителя крупной фирмы или предприятия. Что ж, этот образ не так далёк от истины: чтобы выжить в современных условиях, казаки должны уметь играть не только исторически сложившиеся роли государевых слуг, тружеников, воинов, но и менеджеров. Хотя не всякий топ-менеджер повесит у себя над рабочим местом портрет последнего Российского Императора Николая II, а в «красном углу» - икону Богородицы…

Спустя несколько минут в кабинет вошёл маленький мальчик с мокрыми волосами и не просохшей от влаги спиной. Как выяснилось, его оторвали от такого важного и полезного в жару занятия, как купание. Нисколько не dscn6691-1застеснявшись незнакомых людей, мальчик не по-детски степенно поприветствовал Михаила Петровича: «Здорово, атаман! Служу России, казачеству и вере православной!»

Атаман угостил паренька конфетами и представил: «Александр Орлов, 9 лет - ученик кадетского (казачьего) класса Караванной средней школы!» Кроме всего прочего, Саша еще и первый казачонок, родившийся на хуторе. После него казачат родилось еще много, появился младший сын и у Сашиных родителей. Несмотря на малый возраст, мальчуган успел зарекомендовать себя в хозяйстве с самой положительной стороны - пас стадо овец, за что получал зарплату от атамана (на самом деле, конечно же, за зарплатой приходила в конце месяца мама). Старший брат Саши работает на хуторе комбайнёром и нередко берет среднего брата с собой в поле. Мальчик считает, что работать на мощной полевой технике совсем не сложно и хотел бы попробовать управляться с ней самостоятельно.

Помимо хуторских детей Михаил Петрович не забывает и про их родителей. На хуторе сейчас проживает более 150 казаков вместе с жёнами и семьями. В нынешнем году казаки хутора не платят ни за свет, ни за газ, ни за квартиру - все коммунальные услуги оплачивает правление хутора. Также в текущем году решением атамана ко всем домам началась пристройка веранд. В его ближайших планах - при помощи района полностью газифицировать посёлок, реконструировать обветшавшую систему канализации, поставить в дома газовые плиты, обновить в них сантехническое оборудование.

Зарплата в ХКО выплачивается регулярно - ежемесячно 1-го числа. Её уровень позволяет избежать «текучки» кадров и, по словам Михаила Голодникова, за прошедшие годы ни один комбайнёр или тракторист не пожаловался на то, что мало получает. Особо отличившиеся казаки за свою ударную работу могут получить премиальные в виде телевизора, холодильника или стиральной машины.

Наверное, благодаря такой социальной политике, проводимой атаманом, многие семьи на хуторе родили уже по 3-4 ребёнка. Подспорье к заработной плате тружеников - собственное хозяйство в каждом дворе: сад - огород, скотина… Словом, в молоке и сметане семьи с подрастающими детьми уж точно нужды не испытывают!

Молва разнесла вести о единой казачьей семье хутора далеко за пределы района. В результате однажды проситься в хозяйство к Михаилу Голодникову dscn6716-1пришли мужчины и женщины, страдающие от наркомании и алкогольной зависимости. Проделали путь неблизкий - из Самары добирались, из Перми, но ведь неспроста ехали, на что-то надеялись… Надежды отчаявшихся людей сбылись - на хуторе «Казачий» благодаря трудотерапии со временем им удалось избавиться от вредных привычек. «Четыре лучших лекарства от наркотиков, от алкоголя - это лопата, вилы, лом, нагайка!», - так считает Михаил Голодников.

В добротном, из красного кирпича здании правления кроме кабинета атамана есть несколько других помещений. В казачьем зале казаки собираются во главе с атаманом и членами правления ХКО, чтобы сообща обсудить вопросы, связанные с подготовкой к весенне-полевым работам, зимовкой скота и т.д. В атаманском зале члены правления заседают в «узком кругу», также решая насущные казачьи проблемы.

На стенах этого зала можно увидеть портрет И.И. Неплюева - губернатора, основавшего город Оренбург, портреты других губернаторов и наказных атаманов вплоть до революции.

В центре зала на отдельном столике возвышается статуэтка лошади. С ней у Михаила Петровича связаны воспоминания юности. Дело в том, что когда-то областной ипподром находился в посёлке Караванный. Михаилу Голодникову было 15 лет, когда в заезде на кобыле Волна он выиграл приз им. С.М. Буденного. Директору совхоза, где жил мальчик, вручили статуэтку лошади, а его самого наградили денежной премией. Когда директор совхоза умер, приз поместили в музей Караванной СОШ, а оттуда, спустя 40 лет, статуэтку передали Михаилу Петровичу.

Для казаков, работающих на хуторе, в этом же здании устроена общая столовая с бесплатным трехразовым питанием (не считая полдника, на котором кормят пирожками с чаем), работает хуторская казачья лавка. Для тех, кто выполняет работу далеко в степи, прямо там возведено свое dscn6706-1подворье.

Говорит Михаил Голодников: «Казаки всегда помогали государству, были верны царю, а сейчас - Президенту. Мы рады, что принят закон «О государственной службе российского казачества» и ряд Указов Президента, регламентирующих основные моменты жизни казаков. Мы надеемся, что казаки всё равно будут нужны государству и что со временем займут свою нишу в нём».

Однако Михаил Петрович довольно скептически высказался относительно всевозможных программ развития села, о чем в нашей стране часто говорится на самом высоком уровне.

Михаил Голодников: «Как правило, от этих программ на практике мы ничего положительного не видим. Село одичало, деградировало, в нём процветает пьянство. Действующие законы даже не позволяют эффективно бороться с теми, кто «гонит» самогон. За примером далеко ходить не надо: приходим как-то с участковым, с главой администрации к одной местной женщине, а у той 8 бидонов «бражки». Спрашиваем: «Зачем столько?» Естественно, у той ответ: «Гоню» для свадьбы!» Хотя всем очевидно, что не для свадьбы она «гонит», а для продажи. Но привлечь к ответственности её сложно. А чем чревато самогоноварение для села или деревни - объяснять не надо.

Слава Богу, наши казаки заинтересованы в результатах своего труда: они сидят за штурвалами новой техники, работают в поле, на фермах, и их не надо «подгонять», следить за тем, чтобы они не напились или украли что-нибудь. Казаки одеты - обуты и никогда ничего своего не отдадут».

…В 1989-м году Михаил Петрович Голодников работал главным инженером в Чкаловском совхозе Оренбургской области. 6 января произошла трагедия - вспыхнула и взорвалась цистерна с неочищенной нефтью. Главный инженер бросился в огонь - спасать людей. Погибли четверо. Сам инженер, надышавшись раскалённой смесью, сжёг голосовые связки. Через несколько лет травма обернулась раковым заболеванием гортани. Когда Михаил Петрович узнал, что у него рак, то стал искать возможность сделать операцию. Российские врачи утверждали, что после хирургического вмешательства он не сможет говорить. Операцию сделали в Германии, голос сохранили. И тогда Михаил Петрович пообещал Богу, что в честь чудесного излечения построит храм. Храм возвели на территории посёлка Караванный. Одни купола обошлись в 1,5 миллиона рублей, но с Божьей помощью и благодаря спонсорской поддержке строительство удалось завершить. В ближайшее время планируется закончить сооружение мечети - в посёлке живут люди разных вероисповеданий, к которым атаман Михаил Голодников относится вполне толерантно.

Даже краткое пребывание на территории хутора «Казачий» позволяет оценить огромный положительный потенциал подобного рода хозяйств. А, поговорив с местными жителями, с атаманом, можно получить ответ и на вопрос: «Почему далеко не все казаки стремятся бросить, к примеру, всю ту же необременительную охранную деятельность, чтобы заняться фермерством?»

Дело не в одних административных барьерах. Просто земля даёт человеку не только великое счастье ощущать себя на ней полновластным хозяином, пользоваться её плодами, приумножать богатства страны. Одновременно она словно становится тяжким приговором, который придётся отбывать до конца дней своих. Усталость, редкие минутки свободного времени, труд под палящим солнцем или в непогоду, слёзы при виде гибнущего урожая - через всё это и многое другое придется пройти человеку, решившему обуздать землю. Покорится она только сильным и терпеливым людям. Таким, как войсковой старшина Михаил Голодников и его казаки.

Оренбургский район — муниципальный район Оренбургской области Российской Федерации. Административный центр — город Оренбург. Район расположен в центре области, площадь территории — 5,5 тыс. км, общая протяженность границ составляет около 450 км. Район образован 1 сентября 1938 года. Численность населения — 65,5 тыс. человек. Плотность населения — 13,6 чел. на 1 км. Национальный состав: русские — более 74,0 %; казахи — около 12,0 %; татары — более 4,0 %; украинцы — более 3,0 %; немцы — около 1,0 %.

В состав района входят 31 муниципальное образование, в том числе Караванный сельсовет.

Район располагает богатыми природными ресурсами и полезными ископаемыми. Ведущей отраслью экономики является сельское хозяйство. Специализация в сельском хозяйстве — производство зерновых и мясомолочной продукции. В районе имеются 54 общеобразовательных учреждения из них: 39 средних школ, 9 основных, 6 начальных школ, в том числе 3 школы-комплекса для детей дошкольного и младшего школьного возраста, вечерняя сменная школа, районный Дом детского творчества, детско-юношеская спортивная щшкола, 49 дошкольных образовательных учреждений.

Дмитрий ИВАННИКОВ
Москва - Оренбургская область – Москва
 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 99 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека