Родина начинается с твоего хутора

Печать

Пожалуй, ни одной из зарегистрированных в России некоммерческих организаций (НКО) государственная власть не уделяет столько внимания, сколько казачьим обществам. Согласно Конституции Российской Федерации, государственную власть в России осуществляют Президент, Правительство (исполнительная власть), Федеральное собрание, состоящее из двух палат: Совет Федерации и Государственная Дума (законодательная власть) и суды (судебная власть). Опыт показывает, что чаще всего казачьи общества взаимодействуют с исполнительной и законодательной властью разных уровней, хотя есть отдельные примеры взаимодействия казачьих обществ с судами и прокуратурой.

На сайте КИАЦ каждый желающий может ознакомиться с действующими указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ практически по всему спектру деятельности войсковых казачьих обществ, внесенных в государственный реестр (пока мы будем вести речь только о реестровых казачьих обществах).

Указанные акты определяют не только цвет носков для реестровых казаков всей страны и диаметр древка их войсковых знамен, но и порядок привлечения членов казачьих обществ к несению государственной или иной службы и порядке заключения федеральными органами исполнительной власти и (или) их территориальными органами договоров (соглашений) с казачьими обществами.

Вот об этом-то порядке и хотелось бы порассуждать.

Начнем с того, что по данным Минрегиона России за 2010 г., в состав 11 войсковых и 7 окружных казачьих обществ входят 1967 казачьих обществ, из которых 1689 составляют первичные казачьи общества (908 - хуторских, 613 - станичных и 168 городских казачьих обществ), входящие в состав 184 районных (юртовых) и 94 окружных (отдельских) казачьих обществ, т.е. фактически (86%) основу всех казачьих обществ страны составляют хуторские, станичные и городские казачьи общества, и в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 08.10.2009 №806 именно с ними и должны заключаться федеральными органами исполнительной власти и (или) их территориальными органами и договора (соглашения) на предмет привлечения членов казачьих обществ к несению государственной или иной службы.

Посмотрим, как на местах выполняется указанное Постановление Правительства Российской Федерации.

По данным мониторинга реализации государственной политики Российской Федерации в отношении казачества, проведенного Минрегионом России, количество договоров, заключенных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления муниципальных образований договоров (соглашений) с казачьими обществами, составило за три года (2007-2009 гг.) чуть более 700, т.е. менее половины от числа первичных казачьих обществ, при этом большая часть субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления муниципальных образований, являющиеся местами традиционного проживания казачьего населения (Астраханская, Белгородская, Самарская, Свердловская области) не заключили вообще ни одного соглашения с казачьими обществами, а Москва и ее муниципальные образования за три указанных года не приняли ни одного нормативно- правового акта по вопросам российского казачества.

Что же получается? Или казакам нет дела до того, что творится у них на хуторе (а казачьих хуторов-то в России, только зарегистрированных, около 1000), или местным властям нет дела ни до казаков, ни до каких-то там очередных постановлений Правительства?

Смею предположить, что имеют место оба худших варианта - хуторские казачьи общины зарегистрировались, избрали атаманов, пошили форму и пошли выяснять, кто казачее, договорившись даже до необходимости создания отдельного от России государства и об отсутствии каких бы то ни было территориальных претензий к Республике Калмыкия (?). А местным властям от этого ни холодно, ни жарко - зарплата идет, муниципальные контракты, считай государственные, с кем надо заключаются, отчеты о военно-патриотическом воспитании молодежи и проведенных спортивных мероприятиях вовремя предоставляются наверх, ну и при чем здесь казаки?

Да при том, что казаки о себе и о своей роли на этой самой, их хуторской (станичной, городской), земле просто молчат или даже и не знают, к кому по этим вопросом обратиться, зато местные органы власти с удовольствием приглашают бессловесных ряженых и на бесплатное дежурство в парках, скверах и на площадках по случаю торжественных городских мероприятий, и на праздничные заседания по случаю дня города или дня призывной молодежи, или на охрану порядка во время спортивных мероприятий.

А знаете, господа казаки, сколько стоит ваше молчание, например, только по одному вопросу - организации и проведения патриотических мероприятий для жителей одного из внутригородских муниципальных образований в городе Москве? Для сведения сообщаю, в 2011 году, согласно Реестру муниципальных контрактов, это стоило 1438507 (один миллион четыреста тридцать восемь тысяч пятьсот семь рублей) 80 копеек.

Это - только по одному из муниципальных образований, а в Москве их 125, соответственно 1438507,80 х 125=179 813 (сто семьдесят девять миллионов восемьсот тринадцать тысяч) 48 коп. (около 6 млн долл. США).

А во сколько оценивают муниципальные органы власти уборку (ручную и механизированную) территории городских участков (с незаконным привлечением сами знаете кого)? В 2010 г. уборка территории только одного из таких участков в Москве стоила 28002315 (двадцать восемь миллионов две тысячи триста пятнадцать тысяч рублей), что по действующему курсу составляет примерно один миллион долларов США.

Ну, вот и посчитайте теперь, сколько из этих сумм получили казаки за свое «молчание ягнят» в целом по стране.

В результате такого странного симбиоза казачьих обществ и государственного сектора (это даже сотрудничеством нельзя назвать) «социальное партнерство», подразумевающее конструктивное взаимодействие представителей трех секторов общества (государственного, коммерческого и некоммерческого), оказывается подорванным и не направляется ни на решение социально значимых проблем общества (бедность, бездомность, безработица, сиротство, одиночество, насилие в семье и т.п.), ни на улучшение нормативно-правовой базы проведения рациональной региональной социальной политики.

Налицо не только игнорирование действующих указов и постановлений высших государственных органов власти, но и стремление большинства местных органов власти не заниматься проведением в жизнь государственной политики Российской Федерации в отношении казачества, утвержденной Указом Президента РФ.

Очень часто инициативы казачьих обществ на местах наталкиваются на чиновничий бюрократизм и непонимание отдельными представителями власти необходимости взаимодействия с казачьими обществами. В ряде российских законов предусмотрено право граждан и общественных объединений, как выразителей их воли, участвовать в принятии решений, затрагивающих их интересы. Но чиновнику, отвечающему за принятие такого решения, не вменено в обязанность приглашать граждан к обсуждению таких решений и учитывать поступившие от них предложения, это мы должны делать сами, взяв под казачий контроль ход реализации на местах государственной политики Российской Федерации в отношении казачества.

Хотелось бы напомнить всем, кому дорога честь и свобода Родины, кто не променял казачьи лампасы на розовые штанишки с цветочками, что Родина начинается не с Красной площади, а с твоего родного хутора, с твоего бугра, откуда хорошо видны и войска Дмитрия Донского, и казачьи полки атамана Платова.

Есаул Владимир ВЛАСОВ,
хуторское казачье общество
«Нагатинский затон»,
почетный казак Мичуринского городского
казачьего общества (Тамбовская область)

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 123 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека