Затерянные во времени (окончание. Начало и продолжение в №22-2010 г., №1-2 2011 г.)

Печать

Документы о казацком землеустройстве

Днепровские казаки были близки по своему правовому положению к однодворцам и войсковым обывателям Левобережной Украины. Так же, как и однодворцы, они владели своими землями на праве личной собственности, которая утвердилась среди них в период освободительной войны и в послевоенный период. «Коли... малороссияне с гетманом Богданом Зиновием Хмельницким кровию своею освободили Малую Россию... в ту пору на обеих сторонах Днепра вся земля была малороссиян спольная и общая», которую они «осягали и позаймали, и потому сталися все добра малороссиянам быть властными через займы». (См.: Социально-политическое и правовое положение крестьянства в дореволюционной России. Воронеж, 1983. С. 72)

К концу XVIII ст. от широко распространенного за сто лет перед этим общинного землевладения сохранились лишь небольшие его остатки в Гетманщине. Восторжествовала частная собственность владения землей. С распадением общины казачеству стало трудно исполнять государственную службу из-за отсутствия материальной возможности.

Российское правительство принимало ряд мер по оказанию помощи казакам. Указами 1739, 1763 гг. право свободно распоряжаться потомственными казацкими землями постепенно ограничивается. «Продавать и под другими видами по тамошнему обыкновению за других укреплять землю малороссийским казакам запретить» (I ПСЗ. Т. 10. № 7723). Рассматривая казачьи земли как вотчинные, правительство охраняло их от передачи во владение других сословий. Кроме потомственной казацкой земли, была еще общинная казацкая земля. В указе 1763 г. отмечалось: «Приказано, о не продаже казаками своих земель, с которых они службу отправляют, поступать непременно по уложенью, которого 16 главы в 50 пункте пропечатано: казакам своих вотчинных земель никому не продавать» (I ПСЗ. Т. 16. № 11926). В 1832 г. казаки Малороссии уравниваются в правах пользования землями с однодворцами. Им было дозволено продавать их представителям своего сословия. Подобно однодворческим, казацкие земли «должны навсегда оставаться казачьими, т.е. подвергающим владельца оных исполнению возложенных на сословие сие обязанностей, несмотря на то, хотя бы он приобрел службою или иным образов права другого сословия» (II ПСЗ. Т. 7. № 5457). Указы 1844, 1845 и 1859 гг., разъясняя права украинских казаков и войсковых обывателей Левобережной Украины, уже четко проводили грань между землями потомственными и приобретенными на основе царских указов. Так, первые навсегда закреплялись за казачьим сословием. Их можно продавать и передавать в наследство только равным себе; земли же, купленные по крепостям у других сословий, могут свободно обращаться без каких-либо ограничений (II ПСЗ. Т. 19. № 18082, Т. 20. № 18789, Т. 34. № 34310).

Таким образом, все земли, находившиеся во владении малороссийских казаков в Полтавской и Черниговской губерний, по закону относились к потомственным, т.е. неотчуждаемым в руки других сословий казачьими землями. Господствующей формой казацкого землевладения установилось личное землевладение.

Со временем эти ограничения были отменены. Так, в 1803 г. казакам разрешалось свободно оперировать землями: закладывать, передавать по наследству, дробить и т.д. По мнению правительства, укрепление личной собственности на землю должно было способствовать улучшению экономического положения казаков, заметно ухудшившегося к этому времени, и послужить, «приучая к семейной зависимости, коренным внушением необходимого в каждом государстве гражданского повиновения» (I ПСЗ. Т. 27. № 20823).

Очевидно, казаки довольно активно использовали разрешения на свободный оборот своих земель, т.к. вскоре их землевладения значительно сократилось. В связи с этим, а, также стремясь «утвердить казаков в военном состоянии», к которым как к военной силе неоднократно прибегало государство во время Отечественной войны 1812 г. и позже - в 1831, 1853-1856, 1863-1865 гг., правительство ограничивало возможность перехода казацких земель к другим сословиям. Так, в 1828 г. было временно запрещено продавать или закладывать земли, находившиеся во владении казаков (II ПСЗ. Т. 3. № 2447). Но власти не обошлись только этим и в 1831 г. издали указ, гласивший: «впредь никаких актов на продажу или заклад казачьих земель ни дворянам, ни казакам, согласно заключению министра финансов, ни в коем случае совершать не дозволять» (II ПСЗ. Т. 6. № 4371). Как видим, свободная продажа земель была запрещена даже в сословных рамках. Однако в связи с дальнейшим ухудшением экономического положения казаков, ростом недоимочности и малоземелья правительство вынуждено было ослабить ограничения в их землевладении.

По жизни процесс перехода земли из рук в руки, слияние участков или их дробление продолжался, но это требовало соответствующего оформления, что и выполняли землеустроительные учреждения.

Разнообразные документальные материалы межевых учреждений, находящиеся в архивах, сформировались по результатам проведенных работ Генерального (1766-1843) и Специального (1839-1917) межеваний на территории всей Российской империи. Произведенные в Малороссии в 1801 году Генеральным и в 1804 г. Специальным межеванием определены только урочища казачьих земель, но не были изменены неудобства и невыгоды чрезполосного владения. (См.: Максимович Г. А. Деятельность Румянцева-Задунайского по управлению Малороссией. Нежин, 1913. С. 330; Слабченко М. Е. Организация хозяйства Украины от Хмельнищины до мировой войны. Одесса, 1922. Т. 1. Ч. 1. С. 70)

Местные административно-судебные учреждения, осуществлявшие организацию Генерального межевания в Черниговской и Полтавской губерниях, находились в Чернигове и Полтаве. Их деятельность определялась указами Межевой канцелярии, межевыми законами и «Положением о размежевании» соответствующих губерний. Межевые палаты в Чернигове и Полтаве созданы положением от 27 октября 1859 г. Межевые палаты являлись высшей судебной инстанцией для межевого судебного разбирательства. Их решения были окончательными. В состав Межевых палат входили и два представителя от казаков. (ПСЗ II. Т. 34. № 35036; Т. 36, № 37186; Т. 42 № 45262; ПСЗ III. Т. 10 № 6783. Рудин С.Д. Межевое законодательство и деятельность межевой части России за 150 лет. Пт., 1915).

Составлявшиеся в ходе межевания так называемые экономические примечания - описания земельных дач, содержащие сведения о населении, природных условиях и хозяйстве данного района могут быть использованы не только как биографические, но и как генеалогические источники.

Наибольшее количество межевых документов, конечно, сосредоточено в РГАДА - это несколько десятков фондов с более миллионом единиц хранения. (Центральный государственный архив древних актов СССР. Путеводитель. 1992, Т. 2. С. 178)

Копии документов межевых учреждений имеются в областных архивах. В земельных документах можно найти разные типы информации, необходимые при генеалогическом исследовании.

Во-первых, они четко свидетельствуют о конкретном человеке в известном месте в определенное время, а также о его сословии (социальном разряде). Во-вторых, они говорят о родственных связях, особенно в тех случаях, когда наследники совместно владеют или продают унаследованную землю.

Примером этого может быть список землевладельцев казаков рода Вака в селе Каленики. Известно, что межевание в селе проводилось в 1865 году, а его результаты были утверждены в 1866 году (РГАДА. Ф. 1354. Оп. 375. Д. 1065). Список землевладельцев казаков рода Вака в селе Каленики. 1866 год. (ГАЧО. Ф. 476. Оп. 1. Д. 111. Л. 3об, 4, 4об, 15. Фонд Золотоношской земской управы Полтавской губернии. Статистический отдел (1865-1918). Дело «Экспликация к плану межевой дачи с. Каленики Золотоношского уезда Полтавской губернии»).

В 1911 году Полтавская губернская оценочная комиссия довела до сведения всех землевладельцев об утверждении критериев доходности земельного имущества. Комиссией работы по учету и исчислению общей доходности земельного имущества в селе Каленики завершены в сентябре 1913 г. составлением статистических карточек, называемых еще «зелеными» за цвет использованной для их печати бумаги. За дачей Каленики числятся карточки с № 1-№586 (ГАЧО. Ф. 476. Оп. 3. Золотоношская уездная земская управа г. Золотоноша, Полтавской губ. Статистический отдел. (1865-1918). Д. 27). Анализ этих карточек дает много интересных данных для биографии отдельных семей, возможность установить имена жен, несохранившихся в других документах, а также родственников по свойству.

Документы судопроизводства

Судебная система является важной частью управления обществом. Основным источниками, которые создаются в ходе судебного процесса и содержат генеалогическую информацию, могут быть списки судебных дел, протоколы судебных заседаний, приговоры и решения суда и др. Судебные материалы могли бы быть важным генеалогическим источником в связи с тем, что определение лиц и доказательство родства в ходе судебного процесса весьма достоверны.

Личная свобода казаков предопределяла их гражданские права. Они являлись носителями публичного права, привлекались к участию в работе правительственных комиссий. В частности, членами комиссии по созданию нового екатерининского уложения (1767 г.) были и представители казаков и государственных крестьян.

Осуществляя генеалогический поиск по материалам газеты «Полтавские губернские ведомости» (ПГВ), которая регулярно публиковала списки лиц, имеющих право быть избранными присяжными заседателями для участия в заседаниях уголовного отделения Лубенского окружного суда по Золотоношскому уезду и уже избранных ими, обнаружил имена казаков Вака, которые избирались присяжными заседателями: Иван Михайлович (ПГВ. № 11. 1873), Григорий Митрофанович (ПГВ. № 11. 1911, № 89. 1912 и др.), Степан Иванович и Никита Иванович (ПГВ. № 64. 1905) и др.

Советские и современные документы и потомки казаков

Источники XX века - это дела, составленные из документов последних десятилетий, переданных на хранение в архивы по разным причинам сельсоветами, колхозами, совхозами, домоуправлениями, строительными колоннами и другими административными, территориальными и производственными единицами. В них можно также найти генеалогические сведения о потомках днепровских казаков. Все они в той или иной форме проходили советскую цензуру.

В период советской власти существовали специфические документы, из которых можно получить информацию, полезную для биографии рода и построения родословной. Это архивные документы так называемого ограниченного доступа. Такие документы не имели грифов секретности, но допуск к ним осуществлялся с теми же ограничениями.

Вот один такой документ, вышеупомянутый «Список лиц, ...», в котором среди других 99 жителей (это около половины взрослых села), лишенных избирательного права, указаны имена, возраст моих родных и социально-политическая причина этого лишения: «...Вака Григорий Митрофанович, 51 год, кулак, как хлебороб-собственник; Вака Трофим, 38 лет, бедняк, как профессиональный вор; Вака Агей Иванович, 55 лет, кулак, как собственник, укрывавший штаб Черного; Вака София, 60 лет, как собственница; Вака Иван Петрович (мой родной дед - Б. В.), 46 лет, как собственник...» (ГАПО. Ф. Р-3872. Оп. 1. Д. 1054. Л. 41-41об.).

В этом советском документе (1923 года) более чем половине жителей села даются социально-политические характеристики, ложившиеся в основу репрессивных действий властей по отношению к таким лицам как: «собственник, активно поддерживающий гетмана», «собственник, активно поддерживающий Петлюру», «активно шедший против бедноты», «собственник, активно поддерживающий скоропадщину», «деникинский приспешник», «провокатор, активно действующий в интересах буржуазии», «контрреволюционер, поддерживающий эсеровщину», «собственник, укрывающий штаб Черного», «церковный причт - секретарь церковного совета», «член церковного совета», «дурманящий народ», «сторож церкви» и т.д.

Еще одна группа советских документов может представлять интерес для истории рода, представители которого проживали на территории, оккупированной немцами во время ВОВ - это составлявшиеся повсеместно послевоенные «Акты ущерба (далее идет название населенного пункта), нанесенного немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированных ими территориях» комиссиями по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистскими захватчиками.

В фондах архивов также хорошо сохранились все документы с «Актами вручения наград», которые определенным образом характеризуют награжденных лиц.

В ведомственных архивах России и Украины можно порой найти биографические и генеалогические сведения, потерянные во всех других местах их хранения. Некоторая часть фондов ведомственных архивов за XX в. передана в центральные государственные и областные архивы.

Ведомственные архивы предоставляют материалы при условии выполнения ряда формальностей (часто заведомо невыполнимых) и, как правило, не в полном объеме. Часто такой архив сообщает, что личные дела бывших его работников содержат документы сугубо ведомственного характера, имеющие различные ограничительные грифы. Эти материалы остаются на закрытом хранении, доступ к ним ограничен. В связи с этим предоставить дело на ознакомление, к сожалению, не представляется возможным. Только по архивной справке Центрального архива ФСБ РФ мне удалось установить годы рождения своих бабушек и дедушек. До этого определяли их годы рождения отсчетом лет жизни (взятых со слов родственников) от даты смерти. Дела, которые вел КГБ СССР на всех, кто по тем или иным причинам оказался на территории Германии и ее союзников позволяют глубже и точнее осветить проблему репатриации граждан СССР, особенно значимую для потомков днепровских казаков. Сразу же по перемещению половина из них была передана в распоряжение НКО и НКВД, т.е. фактически в ГУЛАГ как дешевая рабочая сила для восстановления общественного хозяйства. Анализ этих десятков тысяч документов в каждом областном архиве убеждает, что они могут помочь разрешить сложные вопросы биографических и генеалогических поисков.

Места традиционного проживания малороссийских (днепровских) казаков в советское время неоднократно разделялись, объединялись, передавались из одной административной единицы в другую. Это стало причиной потери части документов учреждений и создало трудности в поиске генеалогических материалов. Работа с документами предприятий и учреждений этой поры наименее разработана для генеалогического поиска.

Изучение генеалогии советского периода усложняется и тем, что уже на бытовом уровне родители стремились не отягощать память младших поколений сведениями о «неудобных» предках и родственниках, их сословном и социальном положении (на разных временных отрезках). Были уничтожены многие и многие семейные документы, которые оказались опасными в годы большевистских репрессий.

При анализе таких советских документов, как анкеты и автобиографии, видно стремление к занижению социального статуса и изменению сословного положения своих предков, т.е. разрывались вековые традиции, и даже родство. Это касалось не только дворянства. Эта боязнь находила отражение в тенденции видоизменять фамилии.

Любопытная деталь: с 1926 г. всех бывшие малороссийских казаков в официальных документах на вопрос о их социальном положении до 1917 г. записывали «крестьянин-собственник». В это же время на фотографиях исчезает традиционный казацкий головной убор - «трухменка» (папаха) в виде «черного клобука» - напоминание о древней истории народа. Теперь на фото казаки будут видны поголовно только в кепках и шапках.

Практическая работа с современными генеалогическими документами затруднена (часто невозможна) для самостоятельного поиска исследователя, так как они являются в настоящее время юридическими документами, а не историческими источниками. «Coгласно «Кодекса о браке и семье», органы ЗАГСа не вправе сообщать гражданам сведения из записей актов гражданского состояния, составленных не на них. По личным заявлениям граждан высылаются копии свидетельства о рождении. По запросам учреждений направляются выписки из актов гражданского состояния в отношении умерших. Сведения о сохранности архива также не предоставляются. При наличии личного заявления, запроса учреждения проверка производится за 7 лет» - это ответ из одного из ЗАГСа автору (Семейный архив Вакка Б.А.).

Очень сложно было получить для исследования какой-либо документ в Золотоношском отделе ЗАГС до 1991 г., имея даже официальное согласие на работу (а там хранились документы более чем столетней давности). Работать можно было только стоя, держа книгу большого формата навесу в руках; действовали ограничения по времени, связанные с текущей работой отдела; присутствовала подозрительность и непонимание цели работы персоналом - это реалии недавнего прошлого. В постсоветское время я не слышал об улучшении условий работы исследователей.

Особенности и источниковая база поиска генеалогической информации по XX ст. рассмотрены в статьях В.Н. Рыхляков «Об особенностях генеалогического поиска материалов XX века», М.В. Борисенко «Архивная сеть учреждений и поиск материалов по учету сельских жителей России советского периода», И.А. Анисимова «О некоторых генеалогических источниках советского периода» («Известия РГО», № 9).

Розыск здравствующих потомков может быть проведен через адресное бюро района, города, с использованием справочников абонентов телефонной сети, каталогов библиотек, списков учащихся в РОНО и т.п.

Самым модным является использование Интернета в целях генеалогических поисков. (Интернет - это система компьютерных сетей, которая объединяет миллионы пользователей в более чем 100 странах). Первым таким шагом может быть исследование электронных телефонных справочников. Дальнейшая работа строится на анализе страниц (сайтов) и баз данных в Интернете, посвященных генеалогии. (Поверский С.Л. Генеалогия и Интернет / Генеалогический вестник. Вып. 1, с. 23-28. Вып. 2, с. 28-32; Петриченко М.Б. Компьютер в генеалогических исследованиях. М. 2004)

Представление результатов исследования

Найденные имена казаков увязаны между собой родственными связями, доказанными документально, определена последовательность поколений, - это обеспечило восстановление родословной днепровских казаков рода Вака пятнадцати поколений более чем за трехсотлетний промежуток времени. Вновь восстановленные родословные связи семей рода, конечно, изменили отношения между людьми, прибавив им внимание, теплоту. Родословная заинтересовала своей живой, а не придуманной, казацкой историей членов рода.

Графическому отображению собранных сведений о родословии всегда уделялось пристальное внимание. Считается, что представленный результат генеалогического исследования, несмотря на его величину и обширность, должен быть легко объясним и понятен заинтересованному человеку. В зависимости от целей и вкуса исследователя при графическом построении родословных с разными исходными данными это могут быть древо, формализованное древо (таблица, схема), роспись, кольцевые схемы (с восходящим и нисходящим направлениями) (см.: Соболева Н.А. Некоторые аспекты методики генеалогических исследований в современной французской литературе. // История и генеалогия. М., 1977, С. 276).

Для составления родословия можно использовать способ графического отображения, называемый «Генеалогический паспорт»: концентрические круги, изображающие поколения с сегментами для имен всех прямых предков по мужской и женской линиям разных поколений конкретного лица (Колпаков В.В. Из опыта человека, пожелавшего …// Вестник архивиста, № 3, 1998, С. 111-116).

Наиболее часто используется в работе с родословными формализованное древо (таблица, схема) с вертикальным или горизонтальным расположением ветвей (линий), облегчающее общую ориентацию и первичный поиск разыскиваемого лица, а также роспись, как документ, содержащий наиболее полную информацию о каждом упомянутом лице. Формализованное древо целесообразно составлять, располагая графически имена традиционно вертикально или горизонтально, начало - вверху или слева, продолжение - внизу или вправо. Древо может иметь две формы: краткую, когда указываются только имена и даты жизни, и более подробную. В качестве примера сошлемся на родословные, опубликованные в различных генеалогических сборниках и журналах России, Украины и др., где можно уяснить и основные рекомендуемые правила их оформления.

Среди различных способов оформления родословных росписей был выбрана форма нисходящей смешанной таблицы для представления родословия, как наиболее удобная для многочисленного рода Вака. Несмотря на то, что первоначальная реконструкция родословной шла по восходящей линии, от имени автора (а с годами работы и от имен уже детей и внуков) через поколения к предкам, восстанавливались боковые ветви рода, затем были присоединены и потомки. Основанием работы, прежде всего, служили архивные выписки, семейные документы лиц рода Вака.

Годы работы в архивах дали возможность по историческим первоисточникам создать свой архив выписок, копий и справок с несколькими сотнями имен с фамилией Вака или с ее вариантами и по ним построит родословную, увязать их между собою.

В оформлении (записи) найденного в архивах материала желательно придерживаться правил, рекомендованных «Правилами издания исторических документов».

О незавершенности родословия

Как уже понятно из описания этапов генеалогического исследования, работа эта большая. Рассчитывать на сбор всех фактов жизни рода и составление полного перечня событий, затронувших его членов, практически невозможно. Всегда остаются непроверенные направления поиска и недокументированные факты. Необходимо остановиться на каком-то этапе и оформить достигнутый уровень работы. В конце концов, исследователь может указать возможные перспективные, с его точки зрения, направления поиска.

Выполненное исследование по восстановлению родословной днепровских казаков Вака свидетельствует о том, что в архивах содержится достаточная база источников, тщательное изучение которых может обеспечить восстановление многих и многих казацких родословных.

Однако и в нашем случае не все проблемы удалось решить по разным причинам. Вот некоторые из этих проблем, которые изучаются или ждут благоприятных условий для работы над ними.

Искать еще более древнее начало рода Вака надо, вероятно, в документах городов Переяслава и Золотоноши. Корни родового древа Вака нашли благоприятную среду для своего роста и процветания на древней земле Переяславщины в селе Каленики. Хутор (село) Каленики как свой уезд (в древнем значении этого слова), основали выходцы из города Переяслава, о чем свидетельствовали люстрации. Отсюда, если предки были одними из первопоселенцев, то они могли быть приписаны к приходу одной из церквей города, дела с документами которой и надо, в первую очередь, разыскивать. В составе полковых сотен Переяславского полка, формировавшихся из казаков города Переяслава, имеются записи фамилий казаков Вакъкуненко, а также Ващенко, Васщенко (Реэстр Вiйска Запорожського 1649 року. К., 1995). Возможность родственных отношений между переяславскими казаками и калениковским казацким родом Вака вполне допустима, и ее необходимо исследовать. Документов той поры сохранилось очень мало и пока не удается разыскать метрические книги церквей Покровской, Воскресенской - церковных приходов Второй Переяславской сотни, в составе которых упоминаются казаки с фамилиями, по форме близкими к Вака или какие-либо другие материалы, и исследовать их на возможность родства с этими людьми.
Требуется поиск новых источников для продолжения, казалось бы, законченной работы. Известно, что для Переяславского полка составлялись сотенные подворные списки казаков (17 сотен, 152 населенных пункта) за 1732, 1752 гг. Для распределения служб между казаками в полковых канцеляриях до 1783 г. составлялись именные списки (или табели). Они являлись сводными таблицами, материалом для которых служили сотенные подворные списки казаков. Попытки найти их или хотя бы даты их потери пока не увенчались успехом.

Многие запорожские казацкие роды со временем переплелись с родами гетманских казаков и вели свои родословные с Полтавщины и Черниговщины.

Рукописная копия экземпляра реестра хранится в Переяславском музее Гетмана Б. Хмельницкого. Оригинал хранится в ЦГИАУК. (Реестр Запорожского Войска 1756 года. Краснодар, 1997 / сост. Тарнявский Н.А.).

В адресном бюро Москвы я узнал о человеке по фамилии Вакк Михаил Евгеньевич, 1983 г. рождения. Имя его деда Эрлен и других его родственников по восходящей линии - Григорий, Карп, Вонифатий… Имена более дальних родственников пока неизвестны. Его предки родом из мест между Доном и Кубанью, потом жили в Харьковской губернии. Вспомнилась запись в ревизской сказке 1811 г. о переселении в 1809 г. из с. Каленики в Херсонскую губ. семей Максима (1763-1841), Владимира (1763-18.?), Иоанна (1750-18.?) Вака (ГАЧО. Ф. 402. Оп. 1. Д. 2, Л. 361об., 392, 397об., 398).
К сожалению, о судьбе потомков семей, переселившихся на Кубань, в калениковском роду Вака пока узнать ничего не удалось.

В «Книге Памяти. Краснодарский край. Краснодар. 1995. Т. 4. С. 383» упомянут Вака Прокофий Лазаревич, рожд. 1911 г, уроженец ст. Уманской Новотитаровского района, рядовой, пропал без вести в феврале 1943 г.

Григория Семеновича Вака (рожд. 1925 г.) и его сына Валерия я нашел, просматривая компьютерный справочник абонентов Московской городской телефонной сети. Их предки жили в с. Машорино Знаменского р-а Кировоградской обл. Село возникло на месте небольшого военного поселения Некрасовского в 1751 г. (История мiст i сiл УРСР. Кировоградська область. К., 1987, С. 273) и состоит почти наполовину из лиц, носящих фамилию Вака. Сохранились метрические книги Кресто-Воздвиженской церкви села Машорино за 1876-1912 гг. Это одно из традиционных мест военной службы калениковских казаков Вака в XIX веке. В делах РГВИА найдены подтверждения, что рекруты из села Каленики многих наборов малороссийских казаков направлялись служить в части 2-го Резервного Кавалерийского корпуса, расквартированные в районе Елисаветграда (ныне Кировограда) (например: РГВИА Ф. 395. Оп. 195/492. Ед. хр. 188. Л. 28, 29об. 30). Есть представители рода Вака, о которых известно, что они родились и женились в Калениках (см. Родословную таблицу в книге), но их потомство и дальнейшая судьба пока не установлены.

Осуществляя генеалогический поиск по материалам газеты «Полтавские губернские ведомости», которая регулярно публиковала списки лиц, имеющих право быть избранными присяжными заседателями Лубенского окружного суда, обнаружил имя казака Федора Вака, который избирался присяжным заседателем в 1871, 1873-1877, 1881 гг. от Прохоровской волости. Федор Иванович Вака, казак, уроженец и житель села Бубнова Слободка упомянут в списке действительных членов Православного Миссионерского общества Полтавского отделения за 1894 год в «Полтавских епархиальных ведомостях» № 3 от 01.02.1895 г. С. 109. Имеет ли он и его семья отношение к калениковским Вака, жившим в соседей Гельмязевской волости, пока не ясно.

Однако не следует забывать, что обилие схожих фамилий не должно ослеплять исследователя. Здесь необходима добросовестность и скрупулезность. Иначе весь труд можно свести на нет. Фамилию и ее варианты могли иметь однофамильцы, которые осваивали бескрайние незаселенные просторы южнорусской лесостепи, может быть, еще со времен Литовского государства. Если же окажется, что мы друг с другом однофамильцы, то распространенность фамилии Вака (и вариантов) вне одного рода может говорить в пользу ее русско-украинского происхождения.

Было много и других встреч, интересных сообщений и находок, о пользе которых для нашего конкретного генеалогического поиска пока трудно судить…

Борис ВАККА,
Александр ВАККА

Е-mail: drevo40@gmail.com

От редакции. С мая нынешнего года начал работу сайт авторов статьи www.kazaki-vakka.com, на котором можно будет поинтересоваться информацией об исследованиях и вновь разысканных документах, фотографиях, а также получить ответы на вопросы по теме исследования.

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека