И сердце плачет, и душа болит…

Печать

Иславское – одно из древнейших сёл Подмосковья. В письменных источниках оно впервые упоминается в 1358 году и с тех пор на протяжении двух с половиной столетий находилось в числе дворцовых сёл. В разное время им владели братья Морозовы и их наследники, бояре Апраксины и Архаров – одни из богатейших людей царской России.

По описаниям того времени в Иславском стоял деревянный двухэтажный дом со службами, при котором был разбит «регуляр­ный» сад. В селе числилось 77 дво­ров, 264 души мужского и 231 жен­ского пола, деревянная церковь, другая же каменная только вы­кладывалась. Окончательно она была построена в 1799 году архи­тектором М. Ф. Казаковым. Позже селом владели титулярный совет­ник Постников И. З., коллежский секретарь И. Д. Лорес-Меликов, И. О. Сушкин, его внук Алексе­ев М. И., которым в 1902 году был основан конный  завод.

В недалёком прошлом Ислав­ское слыло финансовым и куль­турным центром Подмосковья, с развитой инфраструктурой и до­статочно большим населением. В результате коллективизации в 1930 году был образован колхоз им. Куйбышева, который со време­нем стал передовым хозяйством. Первым председателем был избран Баранов Иван Егорович – корен­ной житель села. В разные годы хо­зяйство возглавляли Шалаев Иван Иванович, Максин Федор Ивано­вич, Баландин Павел Кириллович, Дюков Егор Иванович, Пекарев Иван Александрович.

В 1935 году за высокие трудо­вые успехи колхоз был награжден памятником Ленину. Была и та­кая награда, причём высокая. Он и ныне стоит недалеко от Право­славного Храма.

Во время обороны Москвы от немецко-фашистских захватчи­ков в Иславском располагались во­инские части. Жили солдаты в до­мах сельчан, чтобы бойцы могли обогреться, умыться, подкрепиться. К примеру, в доме Колмычковых рас­полагался штаб батальона, а в доме Мельниковых – госпиталь. И хотя Иславское в зоне боевых действий не находилось, оно было, по сути, опорным пунктом последнего рубе­жа обороны Москвы.

Первые захоронения – это умер­шие раненые госпиталя, и те погиб­шие бойцы, которых принесло ве­сенним половодьем в Иславское. В память о тех годах и людях, стояв­ших насмерть за столицу, в селе воз­ведён прекрасный мемориальный комплекс, посвященный всем вете­ранам Великой Отечественной во­йны. И как тут не вспомнить слова поэта-фронтовика Константина Си­монова:

Тот самый длинный день в году С его безоблачной погодой Нам выдал общую беду На всех, на все четыре года. Она такой вдавила след И стольких наземь положила, Что двадцать лет и тридцать лет Живым не верится, что живы… А мёртвым, выправив билет, Всё едет кто-нибудь из близких, И время добавляет в списки Ещё кого-то, кого нет… И ставит, ставит обелиски.

В послевоенные годы Ислав­ское – многоотраслевое коллек­тивное хозяйство, занимавшееся производством зерновых, овощей: картофеля, капусты, помидор, огур­цов, моркови, свеклы, турнепса. Урожаи были высокие, овощи вы­зревали без теплиц и «пленок». Сама природа и погода помогала труже­никам колхоза кормить послевоен­ную страну.

Здесь хорошо помнят садовод­ческую бригаду, которой руководил Шестеркин Алексей Павлович. Они выращивали крыжовник, клубнику, смородину, яблоки многих сортов. Была своя кузница, где с утра до ве­чера трудился мастер своего дела Юрин Алексей Александрович.

Основу колхоза, конечно, со­ставляло животноводство. Колхоз­ное стадо насчитывало 150 голов коров, большое поголовье лошадей, существовала своя маточная конюш­ня, овцеферма, свиноферма, птице­ферма. Хозяйство огромное, богатое, развитое. Колхоз им. Куйбышева был одним из лучших в Подмосковье. Его постоянным соперником считался колхоз им. Макарова, созданный на землях села «Саввинская Слобо­да». На протяжении многих лет эти колхозы попеременно делили между собой лидерство.

В селе была своя амбулатория с неплохим набором медицинских услуг, родильное отделение. Функ­ционировали детские сады и ясли. Рядом с амбулаторией располагал­ся детский туберкулезный санато­рий, оздоровительный профилакто­рий, где лечились и отдыхали дети со всей Московской области. Ребята заезжали поквартально по 250 чело­век. Вокруг санатория раскинулись два парка: регулярный сад и террас­ный парк, который выходил к руслу Москвы-реки и к пруду.

Работали две начальные шко­лы, клуб, библиотека. Заведующая клубом Валентина Мюсская органи­зовала хорошую художественную са­модеятельность, выезжали в окрест­ные деревни и села с концертами. В клубе работали кружки, трижды в неделю демонстрировались кино­фильмы.
Работал магазин, торгово­продовольственные палатки, была общественная баня. И хотя не было асфальтированных дорог, это не ума­ляло поступательного развития села.

Грамотно была организова­на общественно-массовая работа. В селе была добровольная пожар­ная команда, лучшая в районе среди сельских пожарных дружин. В тём­ное время суток дежурили ночные сторожа для подачи сигнала в случае опасности.

В середине 50-х годов прошло­го века происходит объединение. В колхоз им. Куйбышева вливают­ся колхозы семи окрестных деревень и сел. Это Аксиньиное, Козино, Ла­рюшино, Палицы, Липки, Дунино, Грязь. Но в 1960 году колхоз им. Куй­бышева прекращает своё существо­вание и становится частью Москов­ского конного завода № 1 (Ислав­ским отделением).

В это время бурно развивается посёлок Горки-10, который ранее существовал только за счёт нахо­дившихся там правительственных дач писателей Максима Горького, Демьяна Бедного и других видных деятелей.

Теперь в Горках – 10 открывает­ся амбулатория, школа. Стремитель­но развивается инфраструктура, и, естественно, ведущую роль Ислав­ское теряет. В селе прекращает рабо­ту детский санаторий, закрывается амбулатория, школа, детсад. Из фи­нансового, хозяйственного и куль­турного центра, в котором бурлила жизнь, Иславское превращается в тихое подмосковное село.

Жители Иславского с носталь­гией вспоминают времена расцвета колхоза, когда их земля: курганы, овраги, лес, террасный парк, пруд, были им доступны. Здесь они от­дыхали семьями на свежем воздухе, купались в пруду, рыбачили. Зимой пруд превращался в хоккейную пло­щадку, курганы и овраги – место катания на лыжах и санках. Очень любили сельчане подвижные игры – русскую лапту, городки, «чижики». За памятником Ленину была вели­колепная футбольная площадка, на которой регулярно проводились турниры. Для местных жителей очень важно сохранить в неприкос­новенности исторические кусочки их Родины, которые ни с чем несрав­нимы. И ради этого они последние годы отстаивают право пользовать­ся своей землёй, землёй их детства, землёй, которую у них отбирают.

Процитирую воспоминания российского артиста Б. Ливанова, сделанные им еще во времена СССР: « Летом я живу вблизи первого кон­ного завода, где юношей частенько подрабатывал табунщиком. Наезжа­ли мы тогда и в близлежащее село Иславское в магазин, да и просто полюбоваться на красивую деревню. Сохранился в нём и помещичий дом, где, помнится, размещался детский туберкулёзный санаторий. Содер­жался дом в чистоте и порядке. Ча­сто из соседнего села Дунина наве­дывался сюда Пришвин.

И вот нынче, лет тридцать спустя, привёз я в Иславское жену, сыновей. Не только затем, чтобы к юности своей приобщить…

Волею судеб здесь в течение двух лет, с 1824 по 1826 год, жила возлюбленная Байрона Клер Кле­монт, оставившая изумительные «Московские дневники».

Клер Клемонт была сводной се­строй жены поэта Перси Шелли, в се­мье которого и жила. После траги­ческой гибели Шелли она переехала в Италию, вошла в круг русской ин­теллигенции, с одной из семей в ка­честве гувернантки и компаньонки уехала в Россию.

Дом, в котором она жила в Иславском, принадлежал сенатору За­харию Постникову. Примечатель­но, что начинал Захарий Иванович в Петербурге, в морской таможне, у Александра Радищева. Сохрани­лось письмо, в котором писатель ха­рактеризует Постникова как «хоро­шего человека». Хозяйка дома Марья Ивановна, дочь петровского генера­ла, была просвещённой женщиной: в усадьбе существовал домашний театр, здесь часто гостили поэты, пи­сатели.

И вот я в Иславском. Нет уже са­натория. В ужасающем разоре усадь­ба. Место, связанное, как мы видели, с именем Байрона.

Но что вселяет надежду? Гря­дёт учредительный съезд Совет­ского фонда культуры. Его деятель­ность, как я мыслю, должна соста­вить часть личной жизни каждого человека, чтобы всех нас вместе убе­речь от многих ошибок в будущем. И то, что не сумели сделать мы, пусть возьмут на себя наши дети».

Эту ношу взвалил на свои плечи подполковник Ракетных войск стра­тегического назначения в отставке Барыкин Борис Николаевич и его со­ратники. Чего они хотят? Не допу­стить продажи усадьбы «Иславское» частным лицам, тем самым сохра­нить объект культурного наследия регионального значения в составе: главного дома, постройки середи­ны 19 века, парка, разбитого в конце 18 – начале 19 веков, и хозяйствен­ной постройки 19 века. С этой целью они обращаются в министерство культуры Московской области. Под­держки никакой. Пошли дальше. Пи­шут письмо министру культуры РФ А. А. Авдееву. Сообщают, что много­летняя переписка с министерством культуры Московской области и Фе­деральной службой по надзору за со­блюдением законодательства в об­ласти культурного наследия не при­вели к каким-либо сдвигам в части обеспечения сохранности объек­тов культурного наследия. 2-х этаж­ное кирпичное здание после пожа­ра, произошедшего около 25-ти лет назад до сих пор стоит в разрушен­ном состоянии! От особняка оста­лись только фрагменты стен, слов­но в него попала авиабомба. Приле­гающая к зданию территория, пло­щадью около 7 га, на территории ко­торой некогда был великолепный парк, превращена в свалку. После не­редко происходящих ураганов, ледя­ных дождей часть деревьев повали­лась, образовав непроходимый буре­лом. Сельчанам не известен право­обладатель усадьбы «Иславское», ко­торый бы нёс ответственность за со­держание и сохранность ансамбля усадьбы. И опять отписка.

Тогда жители Иславского пи­шут письмо Генеральному прокурору РФ Чайке Ю. Я., в котором сообща­ют, что пока шла переписка с мини­стерствами культуры РФ и москов­ской области, право собственности на объект культурного наследия в марте текущего года зарегистри­ровано за ООО «Сатурн», в апреле собственником оформлено и получе­но охранное обязательство. Однако, как следует из ответа минкультуры РФ, ФГУП «Распорядительная дирек­ция Минкультуры России» совмест­но с теруправлением Росимущества в Московской области готовят судеб­ный иск о признании права собствен­ности Российской Федерации на глав­ный дом и хозяйственную постройку. Почему, спрашивают у генпрокурора иславцы, право собственности РФ начали оформлять, когда объекты усадьбы уже перешли в частную соб­ственность? Они хотят знать, реги­стрируется ли право собственности РФ на парк, входящий в состав тер­ритории площадью около 7 га, входя­щий в объект культурного наследия?

Иславцы боятся повторить судьбу Бородинского поля, когда со­ответствующие надзорные органы начали принимать меры тогда, когда земля вокруг поля русской воинской славы была продана. Неужели, спра­шивают авторы письма генпроку­рору, нельзя наперёд отреагировать и предотвратить возможные нега­тивные последствия в деле безответ­ственного отношения к объектам культурного наследия? Они просят Юрия Яковлевича проверить изло­женные в обращении факты, вклю­чая проверку законности отчужде­ния объектов усадьбы «Иславское» в собственность коммерческой ор­ганизации и дать оценку действиям должностных лиц, не обеспечивших до настоящего времени проведение историко-культурной экспертизы объекта культурного наследия.

С весны по осень текущего года я прожил с семьёй в Иславском, еже­дневно с внуком гулял по улицам села, любуясь добротными коттед­жами, стоимостью в несколько сот тысяч, а то миллионов долларов каждый. Здесь нашли пристанище чиновники из администрации Пре­зидента РФ и Правительства России, сенаторы и депутаты разного уров­ня, видные актёры и многозвёздные генералы. Назову лишь несколько. Это член Совета Федерации РФ Сер­гей Лисовский, ректор РГТЭУ Сер­гей Бабурин, один из ближайших сподвижников Б. Ельцина Ю. Пе­тров и многие-многие другие. Каза­лось бы, им сам бог велел оказать по­мощь сельчанам в данном вопросе. Пока такой помощи нет.

Прошу считать данную публи­кацию официальным запросом Гене­ральному прокурору РФ.

P.S. На днях один высокопоставленный чиновник, коттедж которого находится напротив «злополучного парка», выставил его на продажу.

Позвонил по указанному теле­фону, поинтересовался его стоимо­стью. «63 млн рублей», - ответили мне. Предложили показать дом во всей его красе. Обещал подумать...

Геннадий ЛИСЕНКОВ, полковник в отставке

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 62 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека