Россия произрастает Сибирью

Печать

Иркутское войсковое казачье общество в настоящее время явля­ется единственным из войсковых казачьих обществ России, которое дислоцируется на территории одно­го субъекта Российской Федерации – Иркутской области. Ограниченная зона деятельности нисколько не су­жает перечень задач, стоящих перед иркутскими казаками. О жизни во­йска, его проблемах и планах на бу­дущее рассказал атаман Иркутского войскового казачьего общества ка­зачий генерал Николай ШАХОВ.

– Николай Иванович, како­ва вкратце история Иркутского казачьего войска? Что оно пред­ставляет собой сегодня, чем зани­маются его члены под вашим руко­водством?

– Иркутское казачество имеет древнейшую историю. Еще четыре­ста лет назад казаки начали освое­ние нашего богатейшего края. Ими были заложены сначала как казачьи остроги, а затем на их месте вырос­ли города, Братск, Иркутск, Усть-Кут, Киренск, Илимск и другие насе­ленные пункты. Отсюда начал свой поход атаман Семен Дежнев через северные моря на Чукотку. Отсюда отряд иркутских казаков под руко­водством Григория Шелехова через Командорские острова и Аляску до­шел до Калифорнии и обосновался там. Из Иркутских острогов уходили казачьи отряды основывать Якутск, Читу, Хабаровск. Таким образом, ос­новной задачей иркутских казаков стали не только защита и освоение разведанного края, но и обеспече­ние поступательного движения Рос­сии в Сибирь и в Америку.

В XVIII веке служба иркут­ских казаков стала носить ярко вы­раженную пограничную направ­ленность, причем за основу была взята служба конными нарядами на линии. В 1816 году императором Александром I утверждено Положе­ние об Иркутском пограничном во­йске. Затем, уже в пятидесятых годах XIX века, когда деятельный Иркут­ский генерал-губернатор Н. Н. Му­равьев-Амурский организовал осво­ение Дальневосточных территорий, за основу он взял казачье устрое­ние. С этой целью были основаны Забайкальское, Амурское, а затем и Уссурийское казачьи войска. Кста­ти, первые семь лет образования За­байкальского казачьего войска его управление находилось в Иркутске. В последующем казачье население Прибайкалья менялось по числен­ности и структуре, исходя из задач, которые ставило государство. Но уже к началу XX века по инициативе ре­гиональных властей перед царем был поставлен вопрос о формирова­нии Иркутского казачьего войска. В силу ряда обстоятельств принятие этого решения затянулось до перио­да Великой Смуты.

В апреле 1917 года казаки, про­живавшие на территории Иркутской губернии, на круге провозгласили образование Иркутского казачьего войска и направили необходимые документы Временному правитель­ству России для утверждения их во­йскового статуса. И только в июне 1919 года решением Совета Ми­нистров правительства адмирала А. В. Колчака Иркутское казачье во­йско было узаконено. В 1918-1920 гг. иркутское казачество участвовало в боях против большевиков. Оно под­верглось красному террору, что при­вело к распылению лучших казачьих кадров. Людские ресурсы ИКВ были практически исчерпаны, и в марте 1920 года на 5-ом Войсковом круге, как это произошло ранее в других казачьих территориях, было приня­то решение о самороспуске Иркут­ского казачьего войска.

Таким образом, с момента внесения современного Иркутско­го войскового казачьего общества в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации (свидетельство Минфедерации Рос­сии № 51 от 5 мая 1998 года) оно по праву является историческим правопреемником тех казаков, кто за восемьдесят лет сумели ос­воить огромнейшую территорию от Урала до Калифорнии, органи­зовать здесь условия созидательно­го труда и мирного развития всех коренных народов, населявших эти территории.

И сегодня численность Иркут­ского казачьего войска сравнитель­но небольшая – 4458 человек имен­ного учета по состоянию на 1 июля 2011 года. Состоит оно из четырех окружных казачьих обществ и 63 первичных казачьих обществ (хутор­ских, городских, станичных).

Вопросы, которыми занима­ются иркутские казаки, разносто­ронни и разноплановы, как и у на­ших коллег других казачьих войск. Единственное, у нас отсутствует возможность оказывать содействие пограничной службе в охране госу­дарственной границы, так как Ир­кутская область не граничит с дру­гими государствами. Тем не менее, казаки проходят службу по контрак­ту на пограничных заставах, напри­мер, на тех двух заставах, над кото­рыми шефствует Иркутская область.

Казаки несут военную, право­охранительную, государственную гражданскую службу, участвуют в ох­ране общественного порядка, охране лесов, природных ресурсов, осущест­вляют санитарный и экологический контроль в городах, пригородных территориях, вдоль прибрежной зоны озера Байкал, а также Иркут­ского, Братского и Усть-Илимского водохранилищ. Нами заключены соглашения о сотрудничестве с Пра­вительством области, областным управлением Наркоконтроля, с глав­ным управлением внутренних дел, главным управлением МЧС России по Иркутской области, администра­циями ряда муниципальных об­разований. В соответствии с ними в первичных казачьих обществах устанавливается порядок взаимо­действия, под руководством специ­алистов осуществляется подготов­ка казаков для выполнения наших уставных задач.

– Как вы можете охарактери­зовать уровень взаимодействия ка­заков с местными органами власти?

– На сегодняшний день очевид­но – казаки хотят участвовать в опре­деленных действующим российским законодательством видах государ­ственной или иной службы, а го­сударственные и муниципальные структуры хотят получить действен­ный инструмент для решения во­просов местного значения. Но пока еще мало что удается реализовать.

Те виды государственной или иной службы российского ка­зачества, перечисленные в соот­ветствующем Постановлении Пра­вительства Российской Федерации, подразумевают заключение догово­ров и контрактов на возмездной ос­нове. Но для того, чтобы оформить юридические отношения с казака­ми, тому же главе муниципального образования необходимы источники их финансирования. Федеральный закон № 154 «О государственной службе российского казачества» провозглашает такую норму. Но ме­ханизм ее реализации не опреде­лен. Бюджетный кодекс жестко ограничивает расходы муниципаль­ных образований, если их бюджет не самодостаточен. А сегодня само­достаточных муниципальных об­разований, по крайней мере, у нас в Сибири, не так много. Это только крупные промышленные центры. Поэтому им необходима регио­нальная правовая норма, на основе которой можно в муниципальном бюджете закладывать расходы по до­говорам с казачьими обществами.

Но пока мы не можем решить вопрос о том, чтобы на региональ­ном уровне был принят хотя бы «ра­мочный», общий закон о местном казачестве.

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев понимает необ­ходимость принятия такого закона и способствует этому. В этом году группа казаков-депутатов Законо­дательного Собрания области раз­работала проект закона с рабочим названием «О казачестве Иркутской области». В нем, с одной стороны, были частично продублированы по­ложения федерального закона «О го­сударственной службе российского казачества». Но в нашем законопро­екте определялись и правовые гаран­тии и гарантии социальной защиты казаков, несущих государственную или иную службу.

Почему это так важно? Сегод­ня, исполняя обязанности службы, например, по охране общественно­го порядка, охране лесов, тушению пожаров казаки рискуют своим здоровьем и жизнью. В истории Ир­кутского казачьего войска имеется горький прецедент, когда мы по­несли безвозвратные потери – один из казаков войска, который участво­вал в охране общественного поряд­ка, был убит.

Это произошло 6 лет назад при следующих обстоятельствах: казаки совместно с правоохрани­тельными органами принимали уча­стие в задержании наркоторговцев. После очередной серии задержаний оставшиеся на свободе бандиты вы­следили казака Алексея Ахменеева, когда он после службы возвращался домой, и забили насмерть. После ги­бели кормильца его ребенок и жена остались без всякой материальной поддержки государства.

Проект закона «О казачестве Иркутской области» к сожалению, пока не получил поддержку боль­шинства депутатов Законодатель­ного Собрания Иркутской области, и отправлен на доработку. А каза­чьи общества и муниципальные об­разования очень в нем нуждаются. Ведь его принятие позволит более результативно выполнять требо­вания другого федерального зако­на – № 131 «Об организации общих принципов местного самоуправле­ния». Обязанность муниципалитета решать вопросы местного значения и обязанность казаков нести службу перекликаются полностью.

Из более 30 наименований вопросов местно­го значения, определенных 131-м законом, казаки смогли бы решить их большую часть. Хотя и сейчас решаем, где лучше, где хуже. Лучше там, где муниципалитеты строят отношения с казачьими общества­ми, как с партнерами. К примеру, Ангарское муниципальное образо­вание заключило с городским каза­чьим обществом договор на несение службы подвижными патрулями на территории города по контролю за соблюдением санитарных и при­родоохранных норм и правил. Полу­чив соответствующие полномочия, казаки самостоятельно или с участи­ем сотрудников полномочных струк­тур муниципалитета ежедневно, на протяжении трех лет несли эту службу. Казалось бы, что за служба – поглядывай и докладывай. Но ка­заки по-другому восприняли это поручение. Велась широкая разъ­яснительная работа, привлекались местные печатные и электронные СМИ, особо злостных нарушителей приглашали на административную комиссию. И главным итогом всей этой кропотливой работы стало то, что город Ангарск два года подряд занимал первые места во Всероссий­ском смотре-конкурсе на лучшее са­нитарное состояние и благоустрой­ство. Город чист, опрятен, приятно пройти по его улицам и площадям. А казакам приятно слышать от вла­сти и общественности признание своих заслуг. Подобные примеры привлечения казаков к решению местных вопросов имеются и в дру­гих муниципалитетах. Но, к сожале­нию, это еще не система.

Безусловно, эффективность взаимодействия казачества с орга­нами власти на местах во многом зависит от позиции федерального центра в отношении казаков. Меры, предпринятые на федеральном уров­не в последнее время, заставляют местные власти более внимательно и уважительно относиться к деятель­ности казачьих обществ.

Со стороны муниципальных образований нам стали поступать новые конкретные предложения по охране общественного порядка, о создании добровольных пожарных команд, добровольных спасательных отрядов, природоохране, по работе военно-патриотической и духовно­нравственной направленности.

Например, в этом году губерна­тор области объявил на территории области режим ЧС и обратился к нам с просьбой оказать помощь в про­филактике и тушении пожаров. Ежедневно более месяца около 150 ка­заков в разных муниципальных образованиях на личной технике патрулировали леса, ликвидировали возгорания, проводили разъясни­тельную работу с населением. В ходе этой работы создались целые коман­ды, которые получили навыки про­фессиональных пожарных. А сейчас ряд муниципальных образований создает при наших первичных ка­зачьих обществах добровольные пожарные команды и предусма­тривает для них финансирование на 2012 год. Надеемся, что такая практика станет системной, на до­говорной основе. Когда человек начнет получать материальное воз­награждение за свой труд, безуслов­но, эффективность его работы будет  выше. Тем более, казаки на Иркут­ских землях – люди не пришлые. Это их земля, земля их предков, и им на роду написано не допускать пожа­ров, разграбления, расхищения этой земли.

Надеюсь, что решение подоб­ных вопросов сдвинется после обра­зования Всероссийского казачьего общества, когда будет создан еди­ный центр управления казачьими обществами, когда общие для всех вопросы начнут решаться централи­зованно.

Сейчас получается, что в Рос­сии существуют 11 войсковых ка­зачьих обществ, и каждое замкнуто в своей «нише». Хотя если разобрать­ся, многие проблемы казаков затрагивают все без исключения казачьи войска. И если казачья пирамида управления будет выстроена, то, безусловно, это даст возможность ликвидировать возникшие трудно­сти на всероссийском уровне. Тогда в случае законодательного устране­ния препятствий, мешающих раз­виваться, скажем, казакам Дальнего Востока, это благоприятно отраз­ится и на положении казаков Кали­нинграда.

– Принимает ли участие во­йско в таком государственно-важ­ном деле, как работа с молодежью?

– На мой взгляд, в современ­ном российском обществе востре­бована не столько необходимость несения службы казаками, сколь­ко их повседневная духовно-нравственная работа. И в нашем войске вопросы военно-патриотического, духовно-нравственного воспитания молодежи являются повседневным делом. Для проведения такой работы у нас имеются и необходимые под­готовленные люди. Я всегда с гор­достью говорю, что в наших рядах 5 членов Союза писателей России, 6 заслуженных артистов Российской Федерации, 3 заслуженных деятеля культуры Российской Федерации, 2 заслуженных художника и много других достойных людей. И повто­ряю, что они не по особым случаям, не по праздникам, а повседневно организуют и сами проводят эту ра­боту. Когда только говорят, как надо выполнять ту или иную работу – результат минимальный. Но если казак еще и показывает лично, как это де­лается – это другое. Работа по воспитанию молоде­жи осуществляется в разных формах.

Например, вот уже как 14 лет мы создали и ежегодно проводим во­йсковой военно-спортивный оздоро­вительный лагерь «Казачье войско».

Начиналось все так: в 1998 году окружной атаман Нижне-Иркутского казачьего округа казачий полковник Александр Машуков со своими колле­гами взял в аренду у муниципалитета города Ангарска бывший пионер­ский лагерь, пришедший в разрушен­ное состояние. За счет собственных средств, своими руками казаки при­вели лагерь в порядок, создали усло­вия для его нормальной работы.

Первоначально планировалось ориентировать этот лагерь преиму­щественно на детей казаков. Но ор­ганы социальной защиты области, усмотрев в затее хороший посыл, в 1999 году предложили казакам брать в лагерь на оздоровление и воспитание детей, оказавшихся в трудном жизненном положении.

Начиная с 1999 года, мы ор­ганизуем в лагере ежегодно три­четыре смены. На образовательную деятельность получили лицензию.

В общей сложности за лето через лагерь проходят около 1000 ребят. Находясь в нем, они носят форму, из­учают историю и традиции казаче­ства. Обычно в первой половине дня для воспитанников в игровой форме проводятся занятия по основам обе­спечения жизнедеятельности. Мы учим как вести себя в той или иной экстремальной ситуации: при пожа­ре, землетрясении, в лесу и т. д.

Во второй части дня прово­дятся спортивные соревнования, дети занимаются художественной самодеятельностью. Согласно за­веденному правилу, каждый взвод за оздоровительную смену (18 су­ток) должен подготовить свой не­большой концерт художественной самодеятельности. Также по завер­шении смены дети сдают зачеты по начальной военной подготовке, по навыкам поведения в экстре­мальных ситуациях.

Каждое лето окружной священ­ник ежедневно работает с ребятиш­ками в лагере, желающие проходят обряд Крещения.

На территории лагеря «Казачье войско» мы установили летнюю ча­совню, заложили храм, но построить его пока не удается. К сожалению, немалые силы и средства приходится бросать на устранение последствий враждебных действий, направлен­ных против лагеря.

Дело в том, что территория ла­геря очень привлекательная: она на­ходится в городской черте на берегу реки в красивом месте. Согласно действующему законодательству, если лагерь не начинает работать в установленный срок, занятая им территория может быть признана пустующей. В случае такого разви­тия событий хваткие люди с деньга­ми получают возможность затребо­вать землю для своих целей.

Практически постоянно, начи­ная с 2006 года, недоброжелатели именно этого и добиваются.

В 2006 году злоумышленники сожгли столовую со складом мягко­го инвентаря. На другой год сожгли административное здание с учебны­ми классами, на третий год спалили клуб, на четвертый подожгли спаль­ный корпус, но мы успели потушить пожар. Причем поджоги осуществля­лись как раз перед началом работы госкомиссии по приему лагеря.

2011 год обошелся без набега, потому что мы извлекли уроки из пе­чального опыта прошлых лет.

Тем не менее, срыва работы ла­геря ни разу не происходило. Пуская «шапку по кругу», казаки своими силами и своими средствами отстро­или столовую, клуб, отремонтирова­ли спальный корпус, сделали новое административное здание.

Особенность лагеря «Казачье войско» состоит в том, что вся земля под ним и корпуса – это муниципаль­ная собственность. Всё это оформле­но нами в бессрочное пользование на безвозмездной основе.

Мы неоднократно просили, что­бы землю под лагерем передали нам в собственность, но отдавать 6 гекта­ров земли в городской черте казакам никто не спешит. Эта неопределен­ность статуса бьет по рукам!

Хотя польза от деятельности лагеря налицо: некоторых ребят в 2000-2002 гг. сюда привозили поч­ти что под конвоем, в сопровожде­нии специалистов структур по рабо­те с несовершеннолетними. Теперь эти ребята, закончив средние обще­образовательные учреждения, став студентами, сами с удовольствием приезжают в лагерь на все лето ра­ботать воспитателями.

Дети, находящиеся на учете в комиссиях по делам несовершен­нолетних, составляют где-то по­рядка 60 % ежегодного контингента лагеря. В начальный период работы лагеря количество таких детей дохо­дило до 80 %.

Такой же по функциям лагерь, только меньшего размера – «Сибир­ская слобода», казаки несколько лет назад создали в городе Усть-Куте при поддержке мэрии города. Глава Усть-Кутского района Иркутской об­ласти Владимир Семин, являющийся казаком Иркутского казачьего во­йска, всеми мерами поддерживает работу этого лагеря.

Но одного энтузиазма недоста­точно. На сегодняшний день ребята горят желанием посетить оба каза­чьих лагеря, но современным мате­риально-техническим обеспечением мы не можем их порадовать.

В 2010 г. мы обсудили эту про­блему с губернатором области, и нас включили в областной реестр заго­родных оздоровительных лагерей. Думаю, что мы все-таки добьемся решения этого вопроса, и матери­альная база обоих казачьих лагерей существенно улучшится.

Помимо войсковых военно­спортивных оздоровительных ла­герей, в Иркутском казачьем во­йске функционируют 7 казачьих кадетских классов при общеобра­зовательных школах, 9 воскресных школ, 11 кадетских казачьих клубов при правлениях казачьих обществ. Те ребята, которые нуждаются в осо­бой поддержке, а также дети тех родителей, которые не могут найти достаточно средств на отдых детей, идут в эти клубы. Там они могут как-то выразить себя, чему-то на­учиться.

С кадетскими казачьими клу­бами тоже имеются существенные проблемы, например, с выделением помещений для них, с оплатой труда преподавателей. Мы пытаемся вы­кручиваться из затруднительных си­туаций, находить спонсоров, потому что серьезной доходной базы у во­йска пока нет. Тем, что мы, казаки, зарабатываем или добровольно вно­сим для решения уставных задач сво­их казачьих обществ, тем и живем.

– Какие шаги предпринима­ются вами для того, чтобы сфор­мировать экономическую базу для развития войска?

– На сегодняшний день с уча­стием войска создано 7 казачьих сельскохозяйственных производ­ственных кооперативов. Чаще все­го при создании производственных кооперативов казаки объединяют свои земельные паи в рамках хутор­ского казачьего общества. Правле­ние войска помогает кооператорам через областное министерство сель­ского хозяйства получать господ­держку.

В войске действуют пять каза­чьих предприятий, где производится первичная переработка леса с после­дующей реализацией. Также казаки открыли малое предприятие торго­во-закупочного плана. Его работни­ки закупают на территории области сельскохозяйственную продукцию (молоко, мясо), первично перера­батывают ее на своем предприятии, а потом реализуют.

В перспективе казачьи обще­ства намерены также участвовать в развитии регионального туристи­ческого бизнеса, для чего приступили к строительству на берегу Байкала музейно-туристического комплекса «Казачий острог» в границах особой экономической зоны туристско-реа­креационного типа. Для этого офор­мили аренду земельный участок пло­щадью 10 га. Разработан и защищен бизнес-план, получены технические условия на энергообеспечение.

Увы, желание развивать эко­номическую активность войска тормозится отсутствием оборотных средств. Наши попытки взять кре­диты, в том числе и в Россельхоз­банке, натыкаются на требования предоставить залоговую базу. Зало­говой базы у нас нет, если не считать землю. Может быть, предоставле­ние земли в залог имеет смысл, на­пример, на Кубани, где земля высокопродуктивна и имеет солидную цену. В Иркутской области земли избыток, но ее рыночная цена, увы, невысока…

– Как относится население области к делам Иркутского каза­чьего войска?

– Сама деятельность казачьих обществ в том или ином регионе страны показывает местным жите­лям, что, объединившись, можно успешно решать какие-то вопросы. Наглядный пример казаков осо­бенно актуален для Сибири, где плотность населения очень низкая, а расстояния между населенными пунктами огромные, и где жителям порой и надеяться не на кого, кроме как на себя.

Казачья община, пусть даже и небольшая, объединившись, мо­жет успешно решать ту или иную за­дачу коллективно в противовес куль­ту индивидуализма, который немало пропагандируется сейчас.

В этом плане большую помощь нам оказывает Русская православная Церковь и конкретно – управля­ющий Иркутской епархией митро­полит Вадим. За каждым первичным казачьим обществом он своим ука­зом закрепил священника, который окормляет казаков и духовно настра­ивает их на благие дела.

В Иркутском казачьем войске трудится деятельный войсковой священник отец Марк (Косолапов), который одновременно является ру­ководителем епархиального отдела по работе с казачеством.

Периоди­чески, примерно раз в полгода он садится в автомобиль, берет с собой кого-то из членов войскового прав­ления и отправляется в путь по каза­чьим обществам войска. Отец Марк следит за тем, чтобы жизнь каждой казачьей общины оставалась духов­но и нравственно здоровой.

В свою очередь, люди со сторо­ны видят: вот казаки собрались вме­сте для какого-то дела, вот они от­правились на какой-то праздник, вот они коллективно участвуют в бого­служении, в самодеятельности, и все при этом у них здорово и слаженно получается.

В результате народ тянется к ка­закам, начинает вспоминать свои казачьи корни, так что за последние два года у нас наметился устойчивый рост численности войска.

Вообще, население Иркутской области достаточно интересное и разнородное. До середины 60-х го­дов прошлого века его численность не превышала 600 тысяч человек. За 60-80-е годы она достигла трех миллионов! Во многом это связано с грандиозными промышленными стройками, появлением в тайге но­вых городов (Братск, Усть-Илимск, Усть-Кут, Железногорск).

Не нужно забывать и про то, что Иркутский край исторически – край каторжный. И сегодня в нем до­статочно людей, которые, отбыв на­казание в местах лишения свободы и не видя перспектив в возвращении домой, остаются жить здесь же. При­сутствие такого контингента среди жителей края накладывает свой от­печаток и на нравственную атмосфе­ру, и на безопасность проживания.

Иркутские же казаки с тех пор, как четыре столетия назад пришли в эти места, трепетно берегут свой край, хранят в душе православную веру, воспитывают молодежь в духе служения Отечеству.

– Осенью делегация Иркутско­го казачьего войска приняла уча­стие в первом фестивале «Казачья станица Москва». Кто из ваших ка­заков вошел в эту делегацию? Како­вы ваши впечатления о фестивале?

– Мэра Москвы Сергея Собяни­на следует поблагодарить за то, что он принял решение провести такой фе­стиваль и обратился к главам субъек­тов федерации с просьбой направить в столицу казаков из регионов. Полу­чив такое обращение, губернатор Ир­кутской области принял решение по­слать на фестиваль делегацию из 10 человек во главе с атаманом. Эти ка­заки являются артистами Иркутско­го муниципального театра народной драмы под руководством заслужен­ного артиста России, заслуженного деятеля культуры России Михаила Корнева. Михаил Георгиевич мой за­меститель по духовно-нравственному воспитанию.

В свою очередь, наш творческий коллектив выступил на сценической площадке фестиваля, представив остальным его участникам и гостям «лицо» Иркутского казачьего войска.

Думаю, что проведение таких фестивалей в дальнейшем позволит привлечь большее внимание к рос­сийскому казачеству, наглядно рас­сказать жителям нашей страны о его богатейшей истории, заслугах перед Отечеством, современном состоянии. Фестиваль должен стать ежегодным.

Материал подготовил
Дмитрий ИВАННИКОВ

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 268 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека