Казачество в XXI веке: преемственность традиций и проблемы возрождения

Печать

Политическая, социально-эко­номическая обстановка, сложившая­ся под влиянием внешних и внутрен­них факторов в Беларуси, России и Украине после целенаправленного разрушения СССР, крайне сложная и противоречивая.

В России до сих пор продолжа­ется системный кризис, вызванный неспособностью демократической власти осуществлять последователь­ную национально ориентированную внутреннюю и внешнюю политику в соответствие с интересами и на­деждами народа.

Разрушительное для страны и народа правление Б. Н. Ельцина оставило тяжелое наследие: рас­слоение общества на сверхбогатых, богатых и бедных, практически ни­щенствующих рабочих, крестьян и интеллигенции; развал экономи­ки, сельского хозяйства; подрыв авторитета и былой мощи Воору­женных сил; ослабление научного и образовательного потенциала, привычных для людей социальных гарантий. И как следствие – абсо­лютное большинство населения ис­пытывает чувство разочарования в демократических «реформах», не­уверенность в своем, своих детей и внуков обеспеченном будущем. Народ вынужден каждодневно за­ниматься проблемой – как прожить этот день, как выжить семье и сохра­нить человеческое достоинство.

В последние годы Президен­ту Д. А. Медведеву удалось предпри­нять первые позитивные меры в эко­номике, социальной сфере. Общим для Беларуси, России, Укра­ины является стремление народов к сохранению и развитию элементов единого экономического простран­ства, налаживанию хозяйственных, производственных связей и коопе­рации промышленных предприятий.

Общим для русских, белорусов и украинцев является то, что они до­рожат и пытаются сохранить истори­чески веками сложившееся братство трех ветвей единого народа Россов, сберечь для будущих поколений об­щее, взаимно обогащенное культур­ное, историческое, духовное наслед­ство, в основе которого всегда было, есть и будет Православие.

Именно на этом вот уже десять лет строит свою работу Постоянный Межгосударственный Координаци­онный Совет казаков Беларуси, Рос­сии, Украины (ПМКС).

Именно на этом зиждется со­бирательная, разносторонняя дея­тельность Собора Народов Беларуси, России, Украины, подразделением которого является ПМКС.

Именно высокие принципы Со­борности, Единства, заложенные в работе ПМКС, призваны обеспе­чить трудный, но так нужный каза­кам успех.

Казачество Беларуси, России, Украины является частью своего на­рода, а каждый казак – сыном свое­го Отечества, защитником и слугой своего Казачьего Присуда, дарован­ного и предназначенного для обита­ния Господом Богом нашим.

В современных условиях, как и на протяжении пяти с лиш­ним веков, казачество считало себя неотъемлемой частью государства. В период существования Российской империи, Советского Союза и ныне в условиях Российской Федерации казачество было и остается храните­лем духовных ценностей белорусско­го, русского и украинского народов, разделяя все трудности, трагедии и славу Отечества. Вместе с тем, в со­временных трех славянских госу­дарствах казачество является носи­телем демократии, всегда готовым к государственной и иной службе.

Собственно, следование тради­циям защитника Отечества, охрани­теля его границ и территорий от по­сягательств любых врагов, как это было в войне 1812-1814 гг., Русско­японскую, Первую мировую и Вели­кую Отечественную войнах, опреде­ляет в настоящее время роль и место казачества в обществе.

Пережив в своей истории унич­тожение и изгнание запорожцев из Приднепровья по указу Екатери­ны II, ущемление прав, запрет Пе­тром I казачьей демократии на Дону, красный геноцид 1919-1930 гг., унес­ший жизни более 2 млн. человек, ка­заки в 1989-1990 гг. начали по своей инициативе процесс возрождения.

С тех пор прошло 20 лет, а перед нами стоят одни и те же вопросы: Ка­ковы пути и перспективы возрожде­ния? Каковы роль и место казачества в обществе и стоит ли нам требовать особое, некогда традиционное ме­сто и в современных государствах? Что возрождать: военное сословие, культурную автономию или народ со всеми правами и обязанностями?

Для откровенных и скрытых врагов казачества бесспорным явля­ется исторический факт – невозмож­но отрицать необходимость решения казачьего вопроса в новой Беларуси, России, Украине.

К нашему всеобщему удовлет­ворению в последние годы произо­шел положительный поворот власти в оценке проблем, роли и места каза­чества в России, Белоруссии, Украине.

Но одного только внимание и поддержки на словах нам – каза­кам недостаточно.

Почему? Попробуем ответить.

Исторически сложилось так, что компактное казачье население России живет на Дону, Кубани, Те­реке вместе с населением, исповеду­ющим ислам, буддизм. А в регионах нетрадиционного проживания, хотя для Уссурийских, Яицких, Сибир­ских, Амурских казаков места их рас­селения были и есть традиционные, приходится проявлять терпеливое отношение (так называемую толе­рантность) к носителям фундамен­тализма, пантюркизма, китайского устремления заселить исконно рус­ские земли, постепенно выдавливая из этих территорий коренных сиби­ряков, амурцев, уральцев, как пра­вило, казаков.

Чрезвычайно тревожное по­ложение складывается на протяже­нии двух-трех десятилетий на Куба­ни, в Ставрополе, на Дону и других регионах Северного Кавказа. Че­тыреста пятьдесят тысяч русских, значительная часть из них казаков, стали беженцами с территории Чеч­ни. А где же казаки-беженцы?

Часть нашла прибежище на Се­верном Кавказе, часть ушла в центр России.
Но как видно нашему Пра­вительству нет дела до беженцев, в том числе и казаков, откуда бы они не пришли из Закавказья или ре­спублик Северного Кавказа, Чечни или северных областей Казахстана. Это проблема? Да! Проблема, требу­ющая разработки и осуществления специальной государственной про­граммы и постоянной правитель­ственной опеки.

В Законе о реабилитации репрес­сированных народов упоминаются казаки, как народ. Но оказывается, продекларировав реабилитацию ка­заков, Президент Б. Н. Ельцин и его Правительства, кем бы они тогда не возглавлялись, так и не уравняли в правах казаков России с другими народами Северного Кавказа, уже много лет получающими разносто­роннюю материальную реабилита­цию в виде строительства населен­ных пунктов и др.

Эта проблема остается одной из самых болезненных для казаков в начале XXI века.

Казачьи реестровые общины и общественные организации не­сколько лет ставят вопрос о своей государственной военной и иной службе. Но до сих пор остаются не­востребованными в полную меру.

В Концепции государственной политики в отношении казачества России видна оторванность от каза­чьей реальности и ориентирован­ность Правительства только на рее­стровых казаков.

За 20 лет казачество Беларуси, России и Украины прошло опреде­ленный путь своего возрождения. Только в России принято более 60 законодательных и нормативных актов, в том числе и «Концепция государственной политики по отно­шению к казачеству» в 1994 г., ре­гулирующих жизнь и деятельность казачества.

Упорядочение казачьего само­управления, участия казаков в ор­ганах власти на местах и в Центре могло бы стать системообразующим фактором, способствующим процес­су возрождения казачества.

Пока же это вершится на уровне самодея­тельности и зависит от внимания губернаторов к казачеству как ор­ганизованной социальной силе с привлечением его представителей к управлению станицей, районом, областью, краем к использованию наиболее подготовленных на руко­водящей работе разного уровня.

Таковы проблемы, с разрешени­ем которых казачество может обрести подобающее себе место в обществе и играть роль одной из ведущих сил.

Самое ценное и дорогое, что всег­да было свято для казака – это земля, на которой он родился и вырос, на­учился ее защищать. Для русского казачества это было Поле между До­ном и Волгой, по Северскому Донцу, позднее – просторы по реке Кубани и на Черноморском побережье, где совместным заселением и участием в охране линий обороны родилось Ку­банское казачество; для пятигорцев, черкасцев из предгорий Северного Кавказа – земли Ставрополья, Адыгеи, Карачаево-Черкессии, Ингушетии, Чечни; для казаков, присоединивших просторы Сибири – земли по рекам от Урала до Амура и побережья Тихого океана. Для украинских казаков – Под­непровье. Для белорусцев (как назы­вал их в письмах русскому царю Бог­дан Хмельницкий) – земли Полесья.

Все эти территории историче­ски назывались Казачьим Присудом. И хотя селились здесь разные наро­ды и жили дружно, но главной силой были казаки как коренной народ – «Присудообразующий».

Это история. Но это и пробле­ма, ждущая своего государственного разрешения. Если казаки, образо­вавшие свою территорию, являются коренным населением, то это надо признать, узаконить и дать возмож­ность казакам управлять и отвечать за порядок, спокойствие, соблюде­ние законов государства, воспитание молодежи в духе Веры Православ­ной, соблюдения правопорядка, тра­диций, культуры, землепользования, не ущемляя другие народы, истори­чески населяющие эти территории.

Тогда можно ожидать, что от­падут трудности с пришельцами, ми­грантами, в том числе других испо­веданий, норм поведения. И придет в регионы Казачьего Присуда поря­док и спокойствие, чем всегда отли­чались поселения и города казачьи.

А пока это проблема одна из са­мых горячих и трудно разрешаемых без проявления политической воли руководства страны.

С уничтожением единого народ­нохозяйственного механизма СССР борьба политиков высшего эшелона власти и их семей за передел государ­ственной собственности разогрели ап­петиты тысяч бизнесменов, пожелав­ших «прихватизировать» на выгодных для себя условиях предприятия, хозяй­ства и целые отрасли в России и Укра­ине. В Беларуси положение существен­но отличается в лучшую сторону.

ПМКС казаков Беларуси, России, Украины в своей Концепции в каче­стве одной из важнейших ближай­ших и постоянных задач определил: «восстановление разорванных эко­номических связей, как основы вос­становления единого экономическо­го поля Беларуси, России, Украины».

Больше всего это касается взаи­моотношений, выстраивания сотруд­ничества, не подменяя межгосудар­ственных отношений, но используя свободное пространство для деятель­ности казачьих организаций.

По аналогии этот процесс мож­но сравнить с формами народной дипломатии, который постоянно в своей работе использует Собор на­родов Беларуси, России, Украины, опираясь на губернаторов областей, проводя выставки, обмен опытом работы предприятий, налаживая тем самым многие разорванные хо­зяйственные связи.

«За Веру, Царя и Отечество!» Так определялся главный смысл государ­ственного служения и всей духовной жизни казаков на протяжении более пяти веков. Ныне у казаков осталось Отечество и Вера. Это и проявление патриотизма и сохранение тради­ций дедов и отцов, а вернее всего – их пробуждение после более 70 лет атеистской политики государства.

В последние полтора года ак­тивно работает Совет при Пре­зиденте Р Ф по делам казаче­ства. Московская патриархия создала Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством во главе с Епископом Ставрополь­ским и Невинномысским Кириллом. И первые шаги комитета сделаны в организации обучающих семи­наров, научно-практических кон­ференций в Москве и Ставрополе для казачьих аттаманов и священни­ков, окормляющих казачьи войска..

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл объявил, что берет под свое «патриаршее водительство казачье сообщество». И это реально воплощается в жизнь, в том числе и в создании казачьего отделения в Православном институте св. Иоан­на Богослова.

Духовность казака в современ­ных условиях – это следование духов­ным традициям отцов и дедов, это патриотическое служение Отчизне, Казачьему Присуду.

В этой связи особое значение имеет благословение Святейшего Патриарха на создание Российско­го Православного университета Казачьего отделения в Православ­ном институте св. Иоанна Бого­слова. Особенностью приема яв­ляется необходимость получения абитуриентом рекомендаций ата­мана и духовника или священника, окормляющего войско, с последую­щим собеседованием в институте.

Абитуриенты должны быть из воцерквленной православной семьи.

Прием ведется на факультеты: экономический, юридический, исто­рическо-филологический, философ­ско-богословский. Выпускники полу­чают диплом о высшем образовании государственного образца, серти­фикат преподавателя православных дисциплин, а также документ, удо­стоверяющий овладение знаниями курса истории и современных про­блем казачества, конно-спортивным мастерством, казачьими единобор­ствами. Таким образом, впервые, на специально созданном казачьем отделении студенты получают выс­шее образование: светское, религи­озное и казачье.

Одной из важнейших задач яв­ляется в этой связи объединение уси­лий учёных, писателей, преподава­телей казачьих учебных заведений в обучении и воспитании казачьей молодежи. А чтобы этот процесс про­ходил успешно необходимо создание единой базы учебно-методической литературы для общероссийской сети казачьего образования.

Анатолий САЗОНОВ,
доктор философских наук,
профессор, проректор Св. Иоанна Богослова православного института

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 273 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека