Казаки и фортификация на кордонной линии

Печать

 

PDF версия

Журнал Казаки №2 за 2015 год

Журнал Казаки №2 за 2015 год

Журнал Казаки №2 за 2015 год

Журнал Казаки №2 за 2015 год

HTML версия

Казаки и фортификация

на кордонной линии

Андрей Кашкаров,

подъесаул

Со временем не стираются в памяти, а, наоборот, актуализируются обстоятельства и исторические вехи, свидетелями которых становились целые поколения казаков. Неспокойная обстановка на южных рубежах Российской империи с разной активностью приковывала к себе внимание на протяжении всего XIX века. И в то время, когда «гвардия из столицы еще не выступала», казаки десятилетиями несли тяготы и лишения на кордонной линии. Речь идет о южных рубежах; кордонная линия, в которую в XIX веке привлекались казаки, состояла из форпостов и крепостей, а также обычных поселений, которые сегодня назвали бы укрепленными районами, в частности, это области вокруг современного Ставрополья, Дагестана, Чечни, Крыма. Таманский полуостров, поселения вокруг Терека, ущелья современной Грузии – по этим местам проходила кордонная линия в XIX столетии.

И сегодня здесь неспокойно. Дважды в последнем десятилетии ХХ века эти места становились ареной боевых действий. Как показывают исторические эпизоды, военная и экономическая ослабленность России всегда приводят к тому, что на ее рубежах возникали обострения.

В этой связи, учитывая две чеченские кампании, 1995 и 1999 гг., нынешнюю обстановку на участках, где некогда пролегали казачьи пограничные рубежи, интересно провести даже в мирное время исторические параллели с днем сегодняшним. Кордонная линия давно потеряла актуальность и перестала существовать, а историкам и краеведам, всем заинтересованным патриотам своей Родины небезынтересно уточнить, какие фортификационные сооружения защищали два столетия назад нашу Россию.

С развитием тревожной обстановки на Кавказе и в Закавказье в XVIII–XIX веках возникла необходимость создания взаимосвязанной системы оборонительных сооружений вдоль линии южных границ. И если на западных границах империи бывало возможно вторжение организованных армий, оснащенных артиллерией и другими видами осадной техники, то на южных и восточных границах военная обстановка была совершенно иной. Эти рубежи надо было обезопасить от внезапных и быстрых нападений горцев, у которых, однако, не было артиллерии. Естественно, что здесь следовало сооружать очень большое количество укреплений, для того чтобы вовремя приостановить вторжение относительно малочисленных групп нападавших (набегавших) врагов, а также для того чтобы укрывать в этих укреплениях население окрестных поселений. Сами же крепости могли при этом быть и не очень мощными.

Еще ранее, в XVI в., сложилась линия сплошных оборонительных рубежей на южной русской границе – так называемая засечная черта. Охрана и оборона засечной черты требовала, конечно, гораздо большего количества войск и большей организованности гарнизонной службы и службы оповещения, чем оборона отдельных укрепленных пунктов. И в этом государство справедливо рассчитывало на казаков, занимающих своими хозяйствами целые области вдоль Терека и на Кубани. Интересно заметить, что на южных рубежах России крепостей было совсем немного, а те, что имелись, можно было с определенной точностью назвать «крепостицами» или укрепленными поселками, нежели в полном смысле продуманными фортификационными сооружениями со стенами и башнями, какими и представляется крепость.

Система организации оборонительных сооружений, их плановая структура и конструкции были в зависимости от развития военно-тактических принципов осады и обороны. Наблюдалась взаимосвязь: развитие тактических приемов воздействует на формы оборонительных сооружений, и, наоборот, развитие форм оборонительных сооружений в свою очередь воздействует на изменение тактики. Для казаков как легкой кавалерии, традиционно более активной, быстрее и раньше изменяющейся стороной является тактика.

Поэтому, говоря о развитии военно-инженерного искусства в казачьих станицах в целом и тактики обороны в частности, надо понимать, что в успехе дела главенство определяется не творчеством гениальных полководцев и градостроителей, а прежде всего особым, основанны на традициях, самостоятельным внутренним процессом эволюции казачьих станиц (общин), зависящим в конечном счете от возможностей и желания «производительных сил» казаков.

И этой силой длительное время на кордонной линии вдоль южных границ Российской империи были казаки.

Но было бы нечестно сводить влияние казаков только к влиянию их уклада на оружие и (или) фортификацию. Отсюда влияние казачьего уклада в приграничных южных российских регионах на эволюцию оборонительных сооружений можно проследить через изменение тактических приемов, в свою очередь объясняемых изменениями обстановки.

Поэтому казачий уклад жизни сказывался на крепостном строительстве опосредствованно, как и в приемах ведения боя. Но история развития русских крепостиц в южных регионах страны в конечном счете отражает историю русского народа.

Отсюда и своеобразная фортификация. Укрепленное поселение старались расположить так, чтобы местность вокруг хорошо просматривалась и противник не мог внезапно подойти к нему, в относительно крупных по меркам того времени городах, как, к примеру, Пятигорск, – к городским стенам и особенно к воротам. Для этого поселение начинали строить либо на высоком месте, откуда имелся широкий обзор, либо, наоборот, в низменной, заболоченной и ровной местности, где на большом протяжении не было никаких лесов, оврагов или других укрытий для врагов. Основным средством обороны кордонной линии стали мощные земляные валы с деревянными стенами на них, которые строились так, чтобы с них можно было вести обстрел по всему периметру укрепления. Эти крепостицы довольно хорошо описаны в печатных источниках, доставшихся нам для изучения от пращуров. Кроме того, любой желающий может сверить свои знания и с отдельными описаниями (не противоречащими друг другу от разных avtorов) оборонительных сооружений юга России, приведенных в литературно-художественных произведениях того времени, и имеющих отношение к той местности: Ш. Руставели, «Витязь в тигровой шкуре», А.С. Пушкин, «Капитанская дочка», М.Ю. Лермонтов, «Герой нашего времени». Разумеется, это далеко не полный список достойных для изучения художественных произведений. Надобно лишь заметить, что в литературе по-разному глубоко и подробно описывается тема, которую мы выбрали для украшения этой статьи. Поэтому лучше все же отдавать предпочтение источникам с элементами хронологического повествования, к примеру, таким:
Я. Гордин, «Ермолов» из серии «Жизнь замечательных людей».

К слову, Алексей Петрович Ермолов – одна из самых крупных и загадочных фигур русского генералитета всех времен, весьма почитаемых казаками. Отправленный покорять неукротимый Кавказ, Ермолов мечтал прорваться на просторы Азии, разгромив Персию, и дойти до Индии.

Впрочем, описания событий тех тревожных лет, принадлежащие перу М.Ю. Лермонтова, юбилей которого не так давно отмечался, также довольно точны. Не будем забывать и о том, что Лермонтов в чине прапорщика и поручика дважды участвовал в военных кампаниях, «бывал в деле» и знал обстановку на кордонной линии.

Для тех, кто оборонялся за крепостным валом, применялась исключительно фронтальная стрельба, (т. е. направленная прямо вперед от заграждения, а не вдоль него). Поэтому, чтобы обеспечить хороший обстрел и не дать противнику подобраться непосредственно к валу, насыпь делали на высоком валу или на краю крутого естественного склона. В укреплениях середины XIX в. естественные защитные свойства рельефа местности по-прежнему учитывались, но они отошли на второй план; на первый план выдвинулись искусственные оборонительные сооружения – земляные валы и рвы, деревянные стены.

Нередко встречались крепостицы, где в основе земляного вала помещали линию дубовых срубов, поставленных вдоль вала вплотную один к другому. Рубленые «с остатком» («в обло») концы таких бревен выступали наружу от углов срубов примерно на полметра. Срубы стояли так, что их лицевая стенка находилась точно под гребнем вала а сами срубы следовательно, были расположены в его тыльной части. Перед срубами в лицевой части вала делали решетчатый каркас из брусьев, сколоченных железными костылями, заполненный кладкой из сырцовых кирпичей на глине. Вся эта конструкция сверху засыпалась землей, формирующей склоны вала. Такую фортификационную работу в то время можно было бы назвать уже довольно сложной, а большинство крепостей – постов были значительно проще.

К примеру, лицевую сторону валов в упрощенном виде делали чисто земляной, без сырцовой кладки. Линию дубовых срубов, вплотную приставленных один к другому и плотно забитых землей, кое-где соблюдали.

Земляные части оборонительных сооружений – естественные склоны, эскарпы, искусственные валы и рвы – были основой устройства русских крепостей в этом регионе. Особенно большое значение имели земляные валы. Их насыпали из грунта, который имелся поблизости (чаще всего из земли, полученной при отрывании рвов), из глины, чернозема, лесса и т. д., а в районах, где преобладал песок, даже из песка. Лучше всего был плотный грунт, который хорошо держался и не рассыпался от дождя и ветра. Если же плотного грунта было мало, его использовали для насыпи передней части валов, их лицевого склона, а тыльную часть насыпали из более слабого или сыпучего грунта.

Тактика захвата укреплений на кордонной линии заключалась в следующем: пытались напасть врасплох, захватить поселения и форпосты внезапным набегом – изгоном (изъездом), как говорили русские.

Известно, как нападали степняки – внезапными налетами на селения: захватывали скот, пленных, легкое имущество и так же стремительно возвращались назад в степь. Ту же тактику применяли и кавказские горцы, чеченцы и кабарда. Если на пути их продвижения оказывалось укрепленное поселение, они пытались с налету захватить его, но, встретив организованное сопротивление, не старались взять поселение штурмом. Отсюда очевиден и ответ на вопрос, отчего же крепостицы на южных рубежах России не были сильно укрепленными и в части фортификационных сооружений нередко ограничивались лишь невысоким валом, за которым (на котором) стояли пушки. А на кордонной линии вовсе не было высоких валов, крепости были удалены друг от друга и напоминали современные блокпосты, связь с которыми держали посредством светового оповещения (зажигали факелы на смотровых вышках, били в набат) или вестовыми. Задачей небольших укрепленных сооружений в то время было лишь задержать врага, не дать ему внезапно ворваться внутрь поселений и, кроме того, предоставить казакам прикрытие, откуда они могли бы поражать врага. Да и большинство поселений принадлежали свободным, сравнительно немноголюдным казачьим территориальным общинам, у которых собственных средств на возведение сильных укрепленных районов не было.

Жить в этих районах можно было лишь при наличии значительного количества хорошо укрепленных поселений, куда население могло бы сбегаться во время опасности, и гарнизон которых мог бы в любой момент ударить по степнякам. Поэтому в южнорусских областях проводилось интенсивное строительство малых крепостей, которые заселялись специальными гарнизонами казаков. Казаки как своеобразная социальная группа воинов-земледельцев, в мирное время занимающихся сельским хозяйством, но всегда имеющих наготове боевых коней и хорошее оружие, появилась задолго до описываемых событий. Они находились в постоянной боевой готовности. Даже небольшие крепостицы с гарнизонами из казаков были построены по заранее намеченному плану, причем вдоль всего оборонительного вала они имели ряд срубных клетей, конструктивно связанных с валом и используемых как хозяйственные, а частично и как жилые помещения. Но справедливости ради важно отметить, что подобное устройство крепостей отмечается и на западе России, чему подтверждение сохранившиеся остатки крепостей в Печорах и др. Нередко из небольших опорных пунктов впоследствии возникали города, имевшие преимущественно экономическое значение, но позднее в силу своего приграничного положения включенные в общую стратегическую систему обороны.

Так казаки не однажды вносили свою лепту в защиту и сохранение русской государственности.

Журнал Казаки №2 2015г.
Журнал Казаки №2 2015г.
Журнал Казаки №2 2015г.
Журнал Казаки №2 2015г.

МИС–1

Строительная компания

Свидетельство о регистрации

от 16 сентября 2004 года, серия 77 № 005988528

Тел: +7 (495) 276-10-91 доб. 121,
E-mail: ofice_2010@mail.ru

Строительная компания «Мис-1» –
это активно развивающаяся, современная компания, имеющая многолетний позитивный опыт комплексного решения строительных проектов. Использование инновационных строительных технологий, а также имеющийся кадровый, технический и интеллектуальный потенциал компании позволяют реализовывать проекты любого уровня сложности:
от проектирования и согласования
проектной документации, проведения ремонтно-строительных и отделочных работ, капитального ремонта, реконструкции и реставрации промышленных, офисных и жилых зданий
до ввода в эксплуатацию сооружений
различного назначения.

За 8 лет успешной профессиональной деятельности на рынке строительных услуг
нами было реализовано большое количество проектов, и компания зарекомендовала себя
как надежный партнер.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 168 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека