Новые реалии – новые взгляды

Печать

 

PDF версия

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

Журнал Казаки №3 за 2015 год

HTML версия

Новые реалии –
новые взгляды

Записал
СЕРГЕЙ
ПОДОЙНИЦЫН

Царь Иван Грозный нанял каперскую флотилию под руководством датчанина Карстена Роде для действий на Балтике, а купцы Строгановы дружину Ермака
для решения своих экономических
задач – покорения Сибири. Казаки,
по сути, были частными армиями,
но на государственной службе.

В России отношение к частным военным компаниям (ЧВК) весьма неоднозначное. Посыл сводится
к одному, мол, это, прежде всего бизнес,
который подразумевает за собой один
из способов зарабатывания денег.

Ряд оппонентов утверждают, что солдаты ЧВК
это бизнесмены, что они продают свой профессионализм за деньги… Однако за деньги можно купить, как правило, любого. И тот, кто служит в армии, и тот, кто работает в госструктуре. Вопрос, якобы, в количестве денежных знаков.. Есть иная точка зрения: нельзя перекупить морально устойчивого человека, у которого идея стоит выше благостей. И этот постулат доказала прежняя советская система, когда в интересах, к примеру, обеспечения государственной безопасности Советского Союза работали люди в других странах. И работали, прежде всего, за идею, а не за деньги. Поэтому использовать в качестве основного аргумента тезис, что ЧВК может вредить безопасности России, на наш взгляд,
является непатриотичным по отношению к самой России. Эти и другие вопросы мы решили обсудить
с ветераном военной службы, генерал-майором запаса Сергеем Канчуковым – экс-начальником разведки Сибирского военного округа.

Сергей Алексеевич, учитывая возрастающий интерес в мире к ЧВК, хотелось бы определить в них место и роль российского казачества и попытаться найти точки взаимодействия.

Обращаясь к историческому прошлому казачества, ее организационным основам в современном понимании, можно сделать выводы, что казачество – это та же самая военная частная организация, ранее находящаяся под эгидой самодержца. Важные, в том числе военные, вопросы они решали Кругом, где принимались решения, способствующие, в том числе, в кратчайшие сроки выставить вооруженные формирования. Причем воинские структуры – казачьи сотни и полки, оснащенные и готовые к ведению боевой деятельности. Разумеется, за боевые труды им платили, но у казаков были главные моральные убеждения – преданность Царю, Вере православной и Отечеству. В соответствии с такими вековыми принципами они и выполняли задачи в интересах государства российского.

Посему осмелюсь сказать, что казачество – это прообраз современных частных военных компаний или, если угодно, частные военные компании это современные казаки. Служилый люд имеет в своих общинах внутриуставной порядок, подчиняется по вертикали власти атаманскому правлению, носят форму как атрибут принадлежности к войску. Разумеется, ныне в атаку никто с шашками и пиками наперевес не ходит. Всем известно, что на поле боя куда предпочтительнее быть в бронежилете и каске. Подобный армейский «реквизит» весьма активно использовался казаками во многих вооруженных конфликтах на постсоветском пространстве.

Что касается ЧВК, они только по названию частные, на самом деле государство в состоянии осуществлять неусыпный политический и экономический контроль над ними при одном важном условии – ЧВК непременно должны быть защищены законодательной базой РФ.

В основе экономической составляющей, тут все предельно просто: ЧВК платят налоги в бюджет. И налоги, думается, могут быть весьма внушительными. В политических аспектах они способны решать стратегические, глобальные задачи по миру в интересах государства. Сопоставить концептуальные задачи ЧВК и казачий компонент – вот вам теории, способные стать реалиями дня.

В России наемничество является уголовно наказуемым деянием
в соответствии со статьей УК РФ,
гл. 34, ст. 359. Наемничество.

Сдерживающим фактором развития
в России ЧВК является и статья 208 УК РФ, в которой создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование являются преступлением.

Есть еще один «банк данных» – офицерский корпус. Наверняка их роль в формировании ЧВК может стать главенствующей?

Мужчина, прослуживший в Вооруженных силах, других силовых структурах 20, и более лет, уникален уже тем, что обладает армейским опытом. Несмотря на возраст, он все еще, как говорят, в тонусе: физически подготовлен, психологически выдержан, знает многие воинские дисциплины. К тому же, побывавший в экстремальных обстоятельствах – горячих точках и локальных конфликтах, на боевой службе. И что самое важное – имеет, как правило, в своем багаже высшее образование, а то и два. Во многих государствах офицеры-отставники считаются цветом нации. К сожалению, в нашей стране работа по адаптации, трудоустройству военнослужащих запаса не вышла на параметры, от которой стала бы видна ее действенность.

Мы отстаем по ряду вопросов военной науки от Запада. В этом числе и ЧВК. Почему так все происходит? Развитые зарубежные страны берут все передовое, все новое, в том числе прихватывают и наши российские идеи. Военные концептуальные мысли, которые разрабатываются в США, выходят из-под пера генералов, их помощников. Как правило, это отставники с богатым армейским опытом. Замечу, что их работы адресные, авторские. Становится понятным, что лицо, готовящее документ, несет за него персональную ответственность. Соответственно, и подход к исполнительской дисциплине здесь весьма высок. Касаясь наших теоретических разработок давно замечено, что они, во-первых, безымянные, коллективные и с таким неимоверным количеством согласований, что на выходе мы получаем не документ, а калейдоскоп. И во-вторых, даже пройдя все горнила власти, такое творение вполне может оказаться под сукном, либо в архивах.

В 2012 году мною была написана статья «Бомбардировщик будущего», а в 2015 году американцы, исходя из концепции статьи показали мультипликационный фильм. Стоит понимать, что демонстрация подобных фильмов на военную тематику можно назвать элементами демонстрации вооружения в виде мультипликации, но данный факт говорит о том, что конструктора представленную идею начали претворять в жизнь. Их оперативности, иной раз, стоит позавидовать. Американцы уже идут этим путем.

Или, к примеру, отношение американского правительства к своим отставникам. Бывшие «рейнджеры», «котики» и пр. не думают о завтрашнем дне, они знают, что если они увольняются, им под государственные гарантии предоставляются рабочие места в корпорациях, частных компаниях. Они обеспечены всем. Поэтому у них есть стремление и возможности к активной деятельности, в том числе и участвовать в разработке военных наук.

Что же касается кадрового состава для будущих ЧВК в России, то, как говорилось выше, мы имеем огромный резерв офицерского состава, прошедших боевые действия, награжденных, и – увы, незаслуженно забытых. Сколько их ныне работает частными охранниками, порой контролерами.. А приняв Закон о ЧВК мы сможем обеспечить их рабочими местами с численностью не менее 500 тыс. человек!

Опыт и энергию профессионалов, да в нужное русло..

Профессионалы были, есть и будут у российского государства, имеющего одну из самых сильных армий мира. Вопрос в другом. Считаю, что подход к решению злободневных и насущных вопросов военной политики не совершенен, далек от реалий сегодняшних мировых стратегических задач. Логика документарных рассуждений – корпоративная, можно сказать – железная. И если она выходит за рамки понимания какого-то начальника, то такой документ считается не нужным, его сразу списывают.

Когда изобрели ядерное оружие, когда изменились формы и способы ведения боевых действий, тогда стало понято, что если начнется глобальная война, то будет уничтожено все человечество. Англосаксы поняли, что нужно искать новые формы решения задач обеспечения безопасности государства, выходить на действенные пути по выполнению своих стратегических интересов. И вот тогда, полвека назад, они взяли за основу идею нашего российского государя в обеспечении продвижения своей политики – казачество, преобразив этот замысел в виде частных военных компаний.

ЧВК, она только по названию частная. Эта структура финансируется и поддерживается за счет государства. Почему? Потому что государство дает контракт на деятельность, и оно же его финансирует. Все частые компании мира 90% своих задач выполняют в интересах государства за счет государства, и на деньги государства. Любой конфликт, происходящий в мире, как правило, происходит с присутствием ЧВК. Изменились формы и способы силовых действий. Не везде сейчас можно посылать вперед вооруженные силы того или иного государства. Это противоречит Конституции, законам стран. А вот ЧВК вполне могут, как говорится «поприсутствовать» в какой-либо горячей точке!

Документ Монтрё.

Состоит из ряда положений
о соответствующих международно-правовых обязательствах и передовых практических методах государств, касающихся функционирования частных военных и охранных компаний в период вооруженного конфликта.

Создан 17 сентября 2008 года.

Принят на Совете Безопасности Генеральной Ассамблеи ООН
17 государствами.

Сергей Алексеевич, насколько узаконены действия ЧВК за рубежом?

Ныне в обиходе появилось новое слово – гибридная война. Её составные части – информационная война, экономическая война и защита своих интересов. И когда встал вопрос о «легализации» новых форм воздействия на нестабильные регионы мира, в Совет Безопасности ООН представительством Швейцарии и Международным комитетом Красного Креста был предложен так называемый Документ Монтрё – инструмент для решения этой проблемы. Сюда вошли правила и положения, содержащие практические методы в отношении частных военных компаний, действующих в зонах вооруженных конфликтов.

Каждый вооруженный конфликт, если он закамуфлирован в гибридную войну, имеет различные фазы. Англосаксы давно разложили по полочкам все ее составляющие и благополучно этим пользуются. Они применяют, где это необходимо, силы и средства ЧВК, не вовлекая в конфликт своих военнослужащих. Экономическая составляющая, при этом, весьма высока. Если солдату выплачивается денежное довольствие, которое практически не возвращается в казну, то представитель ЧВК, получая зарплату, обязан вернуть налог государству, что весьма комфортно для экономики. Идет оборот денежных средств.

И еще. За напряженную и сложную работу зарубежных ЧВК их сотрудники получают весьма неплохую зарплату. Разумеется, раз есть экономика, появляется идеология и, самое главное – стимулируется профессиональное мастерство, повышается качество выполнения боевых задач, что в конечном счете играет на имидже страны.

Некоторые оппоненты в своих рассуждениях приходят к выводам, что американцы не достигают результатов своей боевой работы, несмотря на оснащенность, активную работу ЧВК в Афганистане. Однако не все знают истинные направления, по которым работает там Америка и их сателлиты.

А их существует два. Первое – укрепиться в нашем подбрюшье центре Азии. Они ее выполнили. И второе направление – чужими руками нарастить производство и сбыт наркотиков по Азии и Европе. Вторая задача с лихвой покрыла планируемые результаты.

Кстати, на территории Афганистана по сей день находятся около 20 тыс. сотрудников ЧВК. Какие дополнительные цели и задачи выполняют они там – стоит только догадываться.

Еще один тлеющий очаг напряженности – Украина. Какова степень участия зарубежных частных военных компаний в тех событиях?

Вооруженная конфликтная ситуация появилась и у наших украинских братьев-славян. На Украине происходит трагедия.

Со стороны США идет активная поддержка нынешнего руководства страны, в частности, военной помощью от ЧВК. Источники утверждают, что американцы охраняют объекты олигарха Коломойского. Они же принимали активное участие в событиях на первом Майдане в Киеве. По некоторым данным, сотрудники ЧВК вели боевые действия в донецком аэропорту. Возможно, это были разведывательные действия, но не исключается и версия открытого огневого противостояния ополченцам.

Свое мнение, пусть оно звучит несколько грубовато, я всегда озвучиваю так: стоит кому-то приоткрыть дверь для США, то они туда влезут не только рылом и ушами, но и всеми остальными частями тела. Все что там, на Украине, возможно, сделать в своих интересах – они делают по сей день.

Первая в новейшей истории частная военная компания «Watchguard International» была создана в 1967 году
в Великобритании, её основатель – полковник британской армии Дэвид Стерлинг.

Один из первых крупных контрактов был заключён
в 1974 году, когда частная военная компания «Vinnell Corp.», принадлежавшая американскому военно-промышленному концерну «Northrop Grumman», заключила с правительством США контракты более чем на полмиллиарда долларов.
Её сотрудники должны были заняться подготовкой Национальной гвардии Саудовской Аравии и защитой нефтяных месторождений в этой стране.

В дальнейшем, количество ЧВК и их сотрудников
имело тенденцию к увеличению:
«В последнее время растет численность «наёмников
в белых воротничках». Так называют военных и технических специалистов из США, Англии, Франции и других ведущих капиталистических стран, которые вербуются на работу
в военных органах ряда развивающихся стран, например, Ирана, Омана, Саудовской Аравии, Египта. По данным государственного департамента США, в начале 1978 года
за границей над реализацией военных программ работали около 11 300 американских граждан – в три раза больше,
чем в 1975 году».

В 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию
о необходимости разработать конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наёмников; был создан специализированный комитет, в состав которого вошли представители 35 государств.

В 1980 году в США прошёл первый в современной истории съезд наёмников, организатором которого выступил американский журнал «Солдат удачи». На следующий год,
в городе Финикс (штат Аризона, США) состоялся второй съезд, в котором приняло участие до 800 человек.

В период холодной войны частные военные компании
были созданы в США, Великобритании, Израиле и ЮАР,
их деятельность проходила под патронажем соответствующих государств. В 1999 году командование армии США приняло нормативно-правовой документ, устанавливающий порядок взаимодействия военнослужащих США и сотрудников частных охранных и военных компаний в зоне боевых действий.

С начала 2000-х годов отмечен рост заинтересованности
к услугам ЧВК со стороны крупных международных
корпораций, бизнес которых связан с присутствием в точках нестабильности. Отмечены также случаи использования
частных военных компаний международными организациями
(в качестве примера, «DynCorp» стала подрядчиком ООН).

В апреле 2001 года была создана структура,
координирующая деятельность частных военных
и охранных компаний на международном уровне –
«Peace Operations Association» (POA).

После начала войны в Ираке, была создана ассоциация западных частных военных и охранных компаний, координирующая их деятельность в Ираке –
«Private Security Company Association of Iraq» (PSCAI),
в состав ассоциации вошли 40 военных и охранных компаний.

В 2004 году руководитель временной администрации в Ираке Пол Бремер подписал приказ № 17 (Coalition Provisional Authority Order 17), в соответствии с которым контрактники США (в том числе, сотрудники военных и охранных компаний) получали неприкосновенность - они не могли быть привлечены к ответственности за совершенные ими преступления
на территории Ирака в соответствии с законодательством Ирака.

Где, не используя силовой потенциал того или иного государства, могут еще привлекаться ресурсы ЧВК?

Мы ранее определись в том, что частные военные компании могут решать глобальную задачу в интересах государства. Они финансируются государством и обеспечиваются в интересах государства. ЧВК не воюют в соответствии с кодексом документов. У них нет на это прав. Сотрудники ЧВК участвуют в обучении личного состава, охране техники, объектов, личностей. Могут нести охрану в местах добычи нефти, газа. Злободневный раздел – борьба с терроризмом тоже важный аспект деятельности частной военной компании.

Ныне ЧВК работают по всему миру. Наш сосед по границе – Китай, имеет более 40 тыс. сотрудников, выполняющих охранную деятельность в Африке. Китайцы, учитывая тенденции развития современных угроз, сформировали свою, китайскую ЧВК, как негосударственный инструмент геополитики, и охраняют свои интересы неформальными средствами. Так, в Судане месторождения, которые принадлежат китайским компаниям, охраняет ЧВК – сотрудников, одетых в военную форму, но без знаков различия. Но формально китайской армии в Судане нет – только частная военная компания.

Всем понятно, что Сирия по сути является испытательной точкой для России. Если мы там потерпим поражение, то можно все что угодно делать, однако задача не будет решена. Сейчас этот регион – прекрасная площадка для апробирования работы российских ЧВК. Здесь явно просматриваются источники финансово-расчетных операций, в основе которых лежит нефтяное и газовое сырьё. Второй блок – помощь в восстановлении разрушенной войной Сирии. Кто возьмется вдохнуть в измотанный беспрестанными боевыми действиями регион жизнь, тот одержит окончательную победу. И самое главное: Россия не сдает своих геополитических союзников, и бьется за них, как это показывает практика, всеми доступными средствами.

Частные военные компании России решат все задачи как в Сирии, так и в близлежащих странах. Чем они могут там заниматься? Начать, прежде всего, с обучения военнослужащих армии новым системам вооружения, которое мы можем поставлять в счет будущих оплат за ту же самую нефть. Следующее направление – это охрана коммуникаций – дорог, трубопроводов, линий ЛЭП. Здесь необходимы межгосударственные соглашения о том, что ЧВК России намереваются работать в интересах Сирии, ее народа по решению экономических и военно-технических задач.

ЧВК обучат армию, они обеспечат территориальный контроль коммуникаций, обеспечат защиту мирного населения в лагерях беженцев, освободив армию и полицию для решения своих задач. ЧВК восстановят технику и вооружение. Есть и специальные задачи которые может выполнять частные военные компании. Сюда включены ведение разведки всеми техническими средствами, анализ, сбор информации, выдача прогнозируемых ситуаций.

Я неустанно, на всех уровнях повторяю: «ЧВК должны опираться на закон». Закон должен гарантировать все аспекты деятельности сотрудников ЧВК – их социальную защищенность, поведенческий кодекс, наконец, обеспечение условий для выполнения профессиональных обязанностей.

В России есть частные компании, ЧОПы, которые, уйдя в офшоры, регистрируются там и пытаются решать свои задачи в своих интересах по миру. Я бы отметил, что им достаются всего лишь остатки от крупных, выгодных контрактов, причем действующих не в интересах России, а в интересах наших оппонентов. Говоря современным языком – идут на субподряд с другими американскими, английскими, австралийскими и прочими частными компаниями. Получается нонсенс – на нас наживаются те, кто нас «отжимает» в политике, экономике, идеологии..

Мы перешли в XXI век. Мир изменился, соответственно, реконструируются способы ведения современной войны. И, может быть, уже нет необходимости клепать суперсовременный бомбардировщик, имеющий задачу уничтожить точечный объект? А если при подходе к цели его сбивают силы воздушного прикрытия объекта или комплексы ПВО? Простой расчет соотношения цены, качества и эффективности применения бомбардировщика покажет весьма нерадостный результат. Однако, специально обученная группа из ЧВК на внедорожнике приедет и выполнит задачу, сопоставимую с той, которую поставили экипажу воздушного корабля гораздо с меньшими затратами.

Мы привлекаем ВМФ, отправляя корабли в разные концы света на прикрытие своих судов. Но один корабль в океане не боевая единица, а смертник. А представители ЧВК, обеспеченные несколькими маломерными кораблями могут обеспечить безопасность морского гражданского флота. Разумеется, затратная часть несколько возрастет, но надо понимать, что с экономической точки зрения денежные средства идут в оборот. С политической – это появление в регионах отечественных представительств.

Заместитель генерального директора «Моран Секьюрити Групп» Борис Чикин,
(он подчеркнул, что это его сугубо личное мнение). – «Моран Секьюрити» – 
не
российская компания, мы зарегистрированы в другой стране».

Как считает Борис Чикин, главное в продвижении на международный рынок военных услуг – это вообще не законодательство: «Главный вопрос в том, кто выступит заказчиком услуг, кто будет платить деньги. Представьте себе картину: например, некая российская компания хочет работать в нестабильном регионе, например, по контракту с правительством Ирака. Компании необходимо обеспечить безопасность. Находят ЧВК в России, зарегистрированную по новому закону, все готовы работать, все потирают руки. И что дальше? Российской ЧВК необходимо ехать в Багдад, получать разрешение местного МВД на приобретение, ношение, применение оружия. Представляете, что им ответят?

Никогда такого разрешения не получат, потому что есть ведающая этими вопросами американская администрация. На этом все и заканчивается, и работающие в Ираке российские компании заключают контракты на охрану с американцами или британцами.

Российская лицензия ничем там никому не поможет. Помешать – может. «Моран» работает в Ираке. Но нам бы никто не дал лицензий, если бы мы были российской компанией».

Из составляющих вооруженного конфликта можно вычленить задачи армейские, присущие для выполнения только вооруженным силам, и те задачи, которые подстать ЧВК.

Обратите внимание: американцы в Афганистане не воюют, как мы воевали в восьмидесятых годах с душманами. В их штабах четко спланировано, где и с кем договориться в отношении наркотического сырья, обеспечить содействие при его транспортировке. А кто с кем из местных не поделился – там силовое вмешательство, постреляли чуток.. Какой-то наркобарон выразил несогласие, заявив о 20%, а не 10%, получает свои 20%, но только уже ракетами. Вот и все. Надо знать и понимать такую специфику, исходить из реалий.

Так что, повторюсь, Закон о ЧВК в России нужен. Его необходимость диктуется геополитической обстановкой в мире и крайне неравномерной расстановкой сил в нем. И устранить подобный дисбаланс надо в течение ближайшего времени. Стоит акцентировать, что сей документ поддержит защитные функции государственной политики страны, укрепит основы президентской власти.

Частные военные охранные компании США:

Набор личного состава для контингента международных полицейских миссий США
и управление ими (DynCorp);

Охрана объектов, в том числе имеющих важное и стратегическое значение
(«DynCorp» обеспечивала охрану стратегически важного нефтяного резерва США);

Охрана нефтяных месторождений и трубопроводов Ирака
(Blackwater Security Consulting, Erinys Iraq Limited);

Охрана энергетической системы Ирака (Hart Group);

Охрана посольств США и охрана президента Афганистана (Triple Canopy);

Сопровождение конвоев ООН в Ираке и Афганистане (Kroll);

Обучение личного состава правительственных вооружённых сил,
полиции и иных сил безопасности (так, в феврале 2002 года 70 сотрудников
израильской компании «Levdan» занимались обучением вооружённых сил Конго);

Предоставление услуг военных переводчиков (CACI);

Охрана тюрем в Ираке и Афганистане (Titan Corporation);

Разминирование минных полей и уничтожение неразорвавшихся боеприпасов
(RONCO, MAG, BACTEC, Armor Group, Minetech, EODT);

Противопожарная защита (Group 4 Falck);

Тыловое снабжение войск (KBR);

Авиаразведка (AirScans Inc., Eagle Aviation Services & Technology);

Вооружённое сопровождение и защита морских судов от пиратов
(Global Marine Security Systems).

Сегодня в мире зарегистрировано
и работает более 450 частных военных компаний по всем направлениям деятельности.

Как правило, по истечении вооруженных конфликтов, для стабилизации обстановки в регионе и налаживании мирной жизни прибегают к помощи миротворческих сил Организации Объединенных Наций. Насколько сходны и в то же время разнолики их задачи с ЧВК? Не произойдет ли здесь дублирования функций?

Миротворческие силы (миротворческий контингент ООН) – это вооружённые контингенты стран-членов ООН. Они выделяются для предотвращения или ликвидации угрозы миру и безопасности. Как происходит такой процесс? Прежде всего, путём совместных принудительных действий, как-то: военная демонстрация, военная блокада и т. д., при условии неэффективности мер экономического и политического характера. Решения о создании, составе, использовании и финансировании миротворческих сил ООН принимаются Советом Безопасности ООН, а стратегическое руководство осуществляется Военно-штабным комитетом.

Посему это совсем разные вещи. Миротворцы (МС) не решают задач, которые возлагаются на ЧВК. В функции МС не входит обеспечение обучения, они не занимаются охранной деятельностью, конвоированием. Однако, на линии разграничения, с обеих сторон жизнь не останавливается. И почему бы не привлечь и сюда силы и средства ЧВК? Вся логистическая деятельность, включая ее охрану и безопасность им вполне по плечу. Даже тыловое обеспечение МС во всем его широком спектре могут осуществлять частные военные компании.

И, наконец, что в перспективе?

На сегодняшний день у России есть шансы занять свою нишу на рынке частных военных услуг. Зазор совершенно небольшой, но где-то 5–7 лет у нас еще есть. Мы бы могли воспользоваться такой возможностью. С моей точки зрения, нашим властям надо поторопиться.

Журнал Казаки №3 за 2015 г
 
Журнал Казаки №3 за 2015 г
Журнал Казаки №3 за 2015 г
Журнал Казаки №3 за 2015 г
Журнал Казаки №3 за 2015 г
Журнал Казаки №3 за 2015 г
Журнал Казаки №3 за 2015 г

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

 
 
 
 
 
 
 
 

Кто  на сайте

Сейчас 293 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Наша  фонотека